СОБЫТИЯ

В Санкт-Петербурге пройдет выставка "Рос.Газ.Экспо"

http://www.rosgasexpo.ru/about/

Омский НПЗ передал региону современный хроматограф для контроля выбросов

В передвижной лаборатории Центра экологического мониторинга в рамках соглашения между Омским НПЗ и региональным Министерством природных ресурсов и экологии, установлен новый газоаналитический прибор. Дополнительное оборудование позволит расширить ...

Российский опыт применения антикоррозионных эпоксидных покрытий в нефтяной отрасли

Объекты нефтегазовой отрасли требуют ответственного подхода к обеспечению их долговременной и бесперебойной работы. Зарубежные антикоррозионные эпоксидные системы распространены на отечественном рынке, так как в России мало местных лакокрасочных ...

Ученые КФУ разрушают «газогидратные пробки» при помощи касторового масла

Эксперимент показал, что реагент, созданный на основе касторового масла, не только устраняет «пробку», но и увеличивает время её образования, благодаря чему поток нефти и газа не прекращается довольно долго. В месторождениях ...

В Омской области жителей оставят без газа

ООО «Газпром межрегионгаз Омск» с 25 июня прекратит подачу газа к жилым домам в городе Исилькуле Омской области. Это связано с ненадлежащей эксплуатацией распределительного газопровода. «По решению Арбитражного суда Омской ...

На «ДАУНСТРИМ РОССИЯ 2018» обсудили «болевые точки» нефтепереработки

 

О диверсификации экспорта нефтепродуктов, цифровизации предприятий и революционных технологиях в нефтепереработке говорили участники IV международной конференции «Даунстрим Россия 2018», которая прошла в Омске с 28 февраля по 2 марта.

 

Будущее экспорта – за Азией

С 2014 года объем экспорта российских нефтепродуктов снизился на 11%. Об этом сообщил советник управления по ТЭК Аналитического центра при Правительстве РФ Святослав Пих, говоря о тенденциях развития нефтепереработки и нефтегазохимиии в стране. С одной стороны, это связано с общим падением производства и повышением эффективности производства нефтепродуктов с высокой добавленной стоимостью. С другой стороны, причина – в процессах на рынке сбыта: изменении спроса на нефтепродукты, расширении линейки нефтепродуктов на европейском и азиатском ранках, куда экспортируется основная часть российской продукции.

Европейский рынок продолжает доминировать в структуре экспорта нефтепродуктов, на его долю приходится около 65%. Падение экспорта ощущается, в основном, именно за счет сокращения экспорта в Европу. Почему это происходит? Наблюдается снижение потребления нефтепродуктов в европейских странах из­за роста энергоэффективности, появления большего числа гибридных автомобилей, электромобилей, замены нефтепродуктов альтернативными видами топлива. А также растет конкуренция со стороны стран Ближнего Востока и США, откуда поступает все больше нефтепродуктов в страны Европы. При этом диверсификация российского экспорта с европейского на другие направления происходит очень медленно. И линейка продуктов также меняется относительно медленно. Светлые фракции продолжают доминировать в экспорте нефтепродуктов в Европе. Доля азиатского рынка остается стабильной – примерно 16%, основные продукты экспорта – мазут, нафта, СУГ и керосин. Авиатопливо в небольших количествах экспортируется, но только за счет собственных мощностей Дальнего Востока и Восточной Сибири. Святослав Пих отметил, что на Дальнем Востоке как раз не хватает собственных модернизированных мощностей для того, чтобы увеличить этот объем, поэтому и не происходит резкого увеличения экспорта.

Сложности также связаны с тем, что перевозка нефтепродуктов из европейской части России в Азию хоть и осуществима технически, но связана с высокими транспортными издержками и логистическими сложностями.

Акцент – на нефтегазохимию

Возникает несколько вопросов. Для развития экспорта в Азию существует ли высокий потенциал спроса в Китае, одном из основных партнеров России в международной торговле, а также что будет со спросом в Европе и насколько он может сократиться в ближайшее время?

 

 

 

По прогнозам, более 90% прироста мощностей до 2040 года придется на развивающиеся страны. Драйверами роста спроса на нефтепродукты станут Китай, Вьетнам, страны АСЕАН и Ближнего Востока, в которых ожидается самый большой прирост мощностей в прогнозный период. Это продолжающаяся автомобилизация в данных странах, рост потребления нефтепродуктов, моторного топлива и топлива для морских перевозок, а также развитие авиации. Рост спроса на сырье для нефтегазохимии – за развитием нефтегазохимической промышленности. Здесь перспективны Китай и страны Ближнего Востока. Также новейшие проекты в нефтегазохимии присутствуют в США, Южной Корее и Европе – но только в ближайшие три года. После 2020 года проектов становится намного меньше и доминировать уже будут именно развивающиеся страны. В связи с этим возникает необходимость усиления конкурентоспособности российской нефтепереработки.

Докладчик отметил, что снижается спрос на такие продукты, как бензин и дизельное топливо для автомобилей. При этом вместе с ростом авиаперевозок будет повышаться потребность в керосине.

Спрос на первичную продукцию нефтегазохимии увеличится как в развивающихся, так и в развитых странах. Именно поэтому необходимо задуматься о диверсификации отечественных неф­тепродуктов в сторону сырья нефтегазохимии, подчеркнул Пих.

Предложение нефтепродуктов в Китае превысит спрос после 2021 года за счет ввода новых мощностей. Нужно подробно изучить продуктовую линейку внутреннего производства и внутреннего спроса в этой стране – чтобы предложить именно ту продукцию, которая будет востребована.

Святослав Пих отметил, что европейский рынок стагнирует, и если к 2020 году он еще будет более или менее интересен для России с точки зрения экспорта, то потом прогнозируется резкий спад спроса.

АТР – наиболее перспективный рынок, который надо завоевывать в среднесрочном периоде до ввода собственных мощностей. Также сохранится спрос на сырье нефтегазохимии как в Европе, так и в Азии.

По данным Аналитического центра, на внутреннем рынке наблюдается замедление спроса на нефтепродукты из­за роста энергоэффективности и экономического кризиса, который особенно ощущается в энергетике. Другая тенденция – рост спроса на первичное сырье для нефтегазохимии, что связано с вводом новых проектов.

«Проекты нефтегазохимии можно разделить на две основные группы. Первая – это проекты в европейской части России и Сибири, которые направлены, в основном, на экспорт продукции в Европу и на внутреннее потребление в европейской части России. Вторая группа – это восточносибирские и дальневосточные кластеры, которые сосредотачиваются на производстве продукции для экспорта в азиатский, тихоокеанский регионы. Суммировать можно тем, что проекты есть, они реализуются и будут поддерживать внутренний спрос на сырье, при этом рассчитаны также на перспективные рынки. Основная проблема в том, что до ввода проектов на Дальнем Востоке основные перерабатывающие мощности все равно сосредоточены в европейской части России и Западной Сибири, и проблема может быть связана с транспортным плечом и диверсификацией экспорта», – пояснил Пих.

Резюмируя, он еще раз подчеркнул необходимость повышения конкурентоспособности нефтеперерабатывающей отрасли и диверсификация и экспорта, а также расширения линейки продуктов с увеличением доли сырья для нефтегазохимии, авиатоплива и дизтоплива для судов. Кроме того, нужно стимулировать развитие конкурентоспособной нефтегазохимической отрасли России для роста внутреннего потребления сырья для нефтегазохимии.

Цифровизация наступает

Цифровая трансформация – основа бизнеса будущего. И конкурентоспособность предприятий вскоре будет определяться не столько технологичностью процессов производства, сколько эффективностью управления. Об этом заявил генеральный директор «Омскнефтехимпроекта» Игорь Зуга. «Когда мы говорим, что сегодня должен рождаться цифровой двойник НПЗ – может быть, это не всегда понятно, но в последние 7–10 лет многие заводы в этом направлении двигаются», – отметил он, а затем предложил сделать Омск столицей цифровизации.  

Перерабатывать для внутреннего рынка

На «болевых точках» нефтепереработки остановился завкафедрой технологии переработки нефти РГУ нефти и газа (НИУ) имени И. М. Губкина Владимир Капустин.

По его словам, первая цифра, вызывающая беспокойство, – это объем переработки. «Он упал и сейчас практически не растет, а в то же время на 100 млн. тонн увеличился экспорт. Поэтому нам в нефтепереработке надо думать, как это дело пустить на себя. Потому что сегодня общая обстановка в стране такая, что выгодно, как считают нефтяные компании, нефть просто продавать за рубеж», – отметил Капустин.

Еще одна проблема – количество выпускаемого дизельного топлива, потребность в котором в России ровно вполовину меньше. 50% уже сейчас идет на экспорт. «В ближайшие пять лет в стране будет запущено порядка 20 – 25 установок гидрокрекинга, а это значит, в основном, дизельное топливо. И куда будем это все девать?» – обратился с риторическим вопросом к участникам встречи Капустин.

Модернизацию нефтеперерабатывающей промышленности тормозит и то, что установки по глубокой переработке нефти в последнее время или не строятся, или не достраиваются – из­за экономической нецелесообразности.

Российские технологии – вместо западных

Владимир Капустин также назвал шесть «революционных» технологий, которые способны кардинально изменить ситуацию в нефтепереработке.

1. Гидроконверсия тяжелого нефтяного сырья. «Если успех придет в этом направлении, то можно будет говорить, что проблему глубины переработки мы решили», – отметил профессор РГУ нефти и газа (НИУ) имени И. М. Губкина.

2. Катализаторы глубокой переработки нефтяного сырья (на основе оксида алюминия). «Здесь хочется петь дифирамбы «Газпром нефти» и отдельно – Омскому НПЗ, потому что в сложной ситуации, когда мы имеем площадку в Ишимбае по производству катализаторов крекинга и гидроочистки, «Газпром нефть» приняла решение по строительству этой катализаторной фабрики с объемом, который позволит выйти на мировые рынки», – подчеркнул Капустин.

3. Разработка отечественного катализатора изодепарафинизации.

4. Коксующие добавки.

5. Изомеризация С5­С6, или легких бензиновых фракций.

6. Гидроочистка тяжелого газойля коксования АО «Танеко».

Владимир Капустин отметил, что компании «Татнефть» и «Газпром нефть» сегодня не просто внедряют новейшие технологии, беря их с Запада, а сами «выращивают» российские технологии, способствуя выходу отечественных ученых на мировой уровень.

«За нефтепереработку надо бороться!»

Завершая выступление, Капустин призвал нефтепереработчиков «держаться за свой хлеб», ведь через 20 лет объемы нефтепереработки только возрастут. «Посмотрите прогнозы ОПЕК: до 2035 года вместо 95 млн. баррелей в сутки будут добывать 125. И их где­то надо перерабатывать! Поэтому нельзя давать возможность говорить, что мы перейдем на электромобили и закроются нефтеперерабатывающие заводы. Надо создавать новые технологии, более эффективные, чтобы продукты были более экологически чистые. Но, безусловно, надо за нашу нефтепереработку бороться», – резюмировал эксперт.

Дискуссии продолжились во время технических визитов участников конференции на Омский НПЗ, ОНХП и Омский завод смазочных материалов. Всего в мероприятиях «Даунстрим Россия 2018» приняли участие более 200 руководителей и технических директоров от компаний «Газпром нефть», «Газпром добыча Астрахань», «Газпром нефтехим Салават», «Газпромнефть – ОНПЗ», «Газпром нефть» – Смазочные материалы, Сибур Холдинг, Омский завод смазочных материалов, Московский завод смазочных материалов, «Славнефть – ЯНОС», «ЛЛК­Интернешнл», «Оргхим», «Саянскхимпласт», «ТАНЕКО», «Татнефть», «СИБУР Холдинг», «Актобе нефтепереработка», «Роснефть», «РН­смазочные материалы» и других. Участники обсудили новые проекты строительства и модернизации заводов, рассмотрели практические примеры эффективного управления проектами, импортозамещения и локализации инновационных технологий, вопросы финансирования новых и существующих проектов. Следующая встреча участников «Даунстрим Россия» пройдет 27 февраля – 1 марта 2019 года в Казани.

 

 

 

Фото: www.oilandgasrefining.ru

 

NGS 1(30) 2018


Категория статьи: Без категории

К содержанию журнала
Яндекс.Метрика