СОБЫТИЯ

Счетная палата прогнозирует резкий рост цен на бензин в 2019 году

Повышение акцизов на топливо в РФ с 1 января 2019 года может привезти к новому резкому скачку цен на бензин. Об этом сообщается в заключении Счетной палаты на проект бюджета на 2019-2021 годы. «Увеличение акциза в 1,5 раза с 1 января 2019 года ...

ООН: Состояние океанов никогда не было столь угрожающим, как сейчас

Загрязнение, окисление воды, подводный шум, таяние льда в Арктике и Антарктике создали беспрецедентную угрозу для Мирового океана. Об этом говорится в докладе генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша. Мировой океан - это «легкие» ...

Дмитрий Медведев подписал протокол о субсидировании цен на топливо

Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал протокол о частичном субсидировании НПЗ для сдерживания цен на бензин. Об этом сообщили в пресс-службе правительства РФ. «50% дополнительных расходов бюджетной системы России, связанных с изменением ...

На АЗС вновь разрешили продажу алкоголя

Правительство согласилось дать автозаправкам дополнительный заработок, чтобы ограничить рост цен на топливо. Решение о возврате торговли алкоголем на заправках принято на состоявшемся в сентябре у вице-премьера Дмитрия Козака совещании. Об этом ...

Леонид Михельсон и Вагит Алекперов – в пятерке самых богатых россиян

Совокупное состояние богатейших россиян за январь-сентябрь 2018 года увеличилось на 18,422 млрд долларов. Лидерство в списке второй месяц подряд удерживает совладелец НОВАТЭКа Леонид Михельсон. Индекс рассчитывается на основе стоимости акций и ...

Московские нефтегазовые конференции «НЕФТЕГАЗСНАБ-2014» (Снабжение в нефтегазовом комплексе)

18 марта 2014 года, отель InterContinental Moscow Tverskaya

Информационный партнёр: журнал «Нефть и Газ Сибири»

 

Очередная московская нефтегазовая конференция была посвящена формированию прозрачной и открытой системы выбора поставщиков нефтегазовых компаний. «НЕФТЕГАЗСНАБ» на сегодняшний день является, пожалуй, единственной площадкой, которая регулярно собирает руководителей служб снабжения предприятий нефтегазового комплекса. На мероприятии традиционно происходил обмен опытом и обсуждение систем МТО различных предприятий отрасли. Особую актуальность «НЕФТЕГАЗСНАБ-2014» приобрёл в условиях реализации программ оптимизации затрат на многих предприятиях нефтегазового комплекса, а также на фоне сложной
геополитической обстановки в мире.

 

Андрей КРУТОВ, депутат Государственной Думы, член комитета по энергетике, сопредседатель Консультативного совета по взаимодействию нефтегазового комплекса со смежными отраслями, в самом начале встречи рассказал участникам конференции о том, как и на какие задачи работает созданный более года назад Консультативный совет по взаимодействию нефтегазового комплекса со смежными отраслями: «...Предпосылками для создания Консультативного Совета стало понимание того, что отрасли, смежные с добычей нефти и газа нуждаются в особом, пристальном внимании со стороны государства, со стороны Государственной Думы в частности.

 

 

Услышав обращения со стороны Союза производителей нефтегазового оборудования, со стороны участников рынка, было решено в Думе сформировать площадку, где коллеги могли бы на регулярной основе встречаться, обмениваться мнениями, вырабатывать предложения, а депутаты могли бы соответственно их реализовывать, внося изменения в законы или соответствующие предложения органам исполнительной власти. Очевидно, что эти отрасли обеспечивают огромное количество рабочих мест, имеют стратегическое значение для функционирования ТЭК России, но при этом в последние годы на государственном уровне их развитию и поддержке уделялось, явно недостаточное количество внимания. В структурах Минэнерго, Министерства промышленности и торговли отсутствуют подразделения, которые занимались бы поддержкой машиностроителей, которые в последние годы они предоставлены сами себе.

За год было проведено пять заседаний Консультативного совета. Основным лейтмотивом этих встреч стала система взаимоотношений между заказчиками и поставщиками, а также уровень локализации. Производители оборудования, поставщики товаров, работ и услуг в ходе заседаний требовали законодательно определить уровень локализации, т.е. установить ту долю товаров работ и услуг, которая производится непосредственно на территории России и используется, соответственно, нашими нефтяными и газовыми компаниями.

Со своей стороны представители заказчиков выдвигали встречные требования-предложения. Они ссылались на то, что качество товара отечественного производителя зачастую не соответствует технологическим требованиям. При этом все понимают, что законодательное или нормативное установление уровня локализации
приведёт к остановке многих проектов. Дискуссии на эту тему прошли не только на уровне экспертов, они выплеснулись на страницы СМИ. Комитет в этом вопросе занял достаточно взвешенную позицию.

С одной стороны, все проблемы поставщиков и производителей очевидны и понятны, с другой – законодательно остановить реализацию крупнейших проектов, по сути, запретив пользование иностранными услугами или товарами, в том числе и шельфовыми проектами, не представляется возможности.

Правда, последние события, которые происходят в мире, заставляют несколько иначе взглянуть на эту проблему. Т. е., когда речь сейчас идёт о первом этапе санкций, втором, третьем, когда видны потенциальные риски ограничения товарооборота между Европой и Россией, между Америкой и Россией, то, конечно, на проблему локализации, проблему отечественных отраслей необходимо взглянуть совершенно по-другому. И, с другой стороны, именно тесная взаимосвязь между Россией и иностранными партнёрами, которая сейчас сложилась, не позволяет этому политическому конфликту зайти в тупик, не позволяет той или другой стороне принимать какие-то скоропалительные решения. Государство чётко себе фиксирует две вещи: первая – отечественные производители товаров, работ и услуг должны быть поддержаны, в том числе и прямыми государственными деньгами. И второй аспект – иностранные инвестиции и партнёры при любых обстоятельствах должны быть защищены, и совместная работа эта должна развиваться и не останавливаться...

 

Вступление России в ВТО: угроза или нет для отечественных производителей? Взгляд поставщика и заказчика 

М. Г. КРЮЧКОВ, начальник аналитического отдела дирекции МТОиКС ОАО «Газпром нефть»: «...Если говорить об отношении импортных и отечественных закупок для потребностей дочерних и зависимых обществ ОАО «Газпром нефть», то здесь можно говорить, что импорт составляет чуть более 5% от общего объёма закупок, что, в принципе, является следствием большой кампании по импортозамещению, которую «Газпром нефть» проводила последние годы. Но объём импорта сохраняется и 2/3 его приходится на нефтепереработку. И в основном закупка такого оборудования обусловлена необходимостью получения и соблюдения технологических гарантий. В добыче количество импортных поставок относительно невелико.

 

 

Если касаться импортного и отечественного оборудования, а также конкуренции отечественных и западных производителей, то нельзя, конечно, не затронуть ВТО, членом которой Россия стала в 2012 году.

ВТО – это всемирная экономическая организация, которая регулирует правила торговли. В настоящее время она контролирует порядка 97% международной торговли. Игнорировать эту организацию, конечно, невозможно. Поэтому сейчас мы являемся её членами и активно участвуем в её деятельности.

Что же это дало России? Прежде всего, это возможность внутри этой организации бороться с теми ограничениями, которые действовали в отношении российских товаров на зарубежных рынках. На момент вступления их было 72. Но, с другой стороны, Россия, как и все участники, подписала соглашение на снижение импортных ввозных пошлин. Это означало согласие с либерализацией нашего рынка и дальнейшему снижению каких-то барьеров попадания также импортных товаров на наш рынок. Россия подписала соглашение таким образом, что нашей стране позволили даже несколько повысить ставки (ввозные и ставки после окончания переходного периода). По разным группам товаров переходный период составлял от двух до семи лет. Все зависело от того, насколько та или иная отрасль была подготовлена к вступлению в ВТО и соблюдению требований. Надо отметить, что по всем товарам ставка должна была снизиться приблизительно на 3%. Это относительно не много, но естественно в разных отраслях ставки были разные, были 20% и более. И также надо отметить, что товары отраслей экономики, которая занимается промышленным производством, были несколько менее защищены тарифными ставками, ввиду того, что они были более подготовлены к конкурентной борьбе. Такой важный сектор России, как машиностроение и металообработка, по оценкам экспертов, при вступлении в ВТО мог снизить объём экономики на 14%. До вступление России во всемирную торговую организацию действовала ввозная пошлина на все товары до 10%. В то время, когда на химпродукцию она составляла 6,5%. И, соответственно, эти ставки должны были снизиться пропорционально. На такой группе, как промышленные товары, снижение ставки, изначально достаточно высокой, должно было произойти 6,4%. Здесь конечно же надо отметить, что отрасли по-разному были подготовлены к этой ситуации. Конкурировать с иностранными продуктами сложнее было тем, которые изначально были защищены очень высокими ставками ввозных пошлин...

...Необходимо обозначить некие ожидания потребителя от самого процесса вступление в ВТО, последующих действий наших производителей и партнеров Запада. Прежде всего, для потребителей ожидалось снижение стоимости отечественных и импортных товаров. Напрямую это, конечно, зависело бы от роста конкуренции, от предложения на внутреннем рынке, но, кроме этого потребитель, ожидал, что отечественные производители также будут повышать производительность заводов, снижать внутренние издержки, за счет чего возможно было бы добиться снижения стоимости и повышение конкурентноспособности отечественных товаров. Кроме того, потребители ожидали, что на рынок придут новые технологии, появятся или станут доступными какие-то новые технические решения. Ожидалось, что повысится качество, в принципе, достаточно высокое и сейчас, но с ростом конкуренции, с приходом новых технологий мы предполагали, что российские производители и дальше будут поднимать качество своих товаров. Кроме того, предполагалось расширение ассортимента товаров, которые мы будем видеть на своем внутреннем рынке. Но, с другой стороны были и опасения, что вступление России в ВТО может вызвать сокращение предложения на внутреннем рынке, которое будет вызвано, в том числе, и расширением экспорта наших предприятий. Всем известно, что, например, трубные компании и ряд других, добились значительных успехов на внешних рынках. И либерализация могла бы вызвать определенный отток товаров с внутреннего рынка...

...Надо сказать, что тех больших негативных последствий, которые ожидались, не произошло. Касаемо процента импорта, уже можно отметить, что он остаётся приблизительно на одном и том же уровне, а в последнее время даже снижается в результате проведённых мероприятий по импортозамещению. Какой-то жесткой конкуренции на рынке, дополнительного засилия импортных товаров также не было отмечено.

Что касается политики компании «Газпром нефть», то в последнее время здесь проводятся планомерные мероприятия по импортозамещению. Специалисты совещаются с производителями, проводят совместные мероприятия, делятся какими-то планами на ближайшую перспективу, в том числе и в части оборудования, которое до сих пор выпускается на территории РФ. То оборудование, которое будет востребовано компанией, в том числе и при реализации щельфовых проектов, это определенный вид специфического продукта. Производители всегда идут на контакт, расширяют свою линейку оборудования. Поэтому каких-то негативных последствий от вступления России в ВТО, компания «Газпром нефть» пока не увидела. Надо скорее спросить у европейских, американских партнёров, почувствовали ли они какие-то изменения, смогли ли добиться отмены каких-то пошлин или нет?..

...Хотелось бы очень чётко подчеркнуть, что конкуренция должна быть здоровой, как с одной стороны, так и с другой. Всем понятно, что создание искусственных барьеров для поступления той же самой импортной продукции на территорию России может негативно сказаться на тех же самых производителях. Какие-то технологии не будут доходить, не будет проходить обмен информацией между производителями.

...Надо помнить, что задача перед российскими производителями состоит не только в том, чтобы удержать наш внутренний рынок, а ещё и в том, чтобы выйти на международный уровень, в том числе и в страны СНГ и Европу. У российских предприятий есть неоценимые преимущества, достаточно большие и хорошие наработки, и я думаю, что такие вещи как: запретить, внести, повысить, ужесточить – не совсем эффективны... Думаю, что с помощью потребителей, отечественные компании вполне могут конкурировать с импортными производителями. По итогам диалогов будет готовиться новая продукция, соответствующая нормам качества, которая не будет уступать, ни по качественным, ни по ценовым характеристикам импортной. Все необходимые условия будут соблюдены, и мы достигнем процветания внутри нашей страны и будем ещё поставлять продукцию за рубеж.

При этом, хотелось бы попросить наших уважаемых производителей настолько скорректировать объем своего производства, чтобы поток их продукции на западные рынки не вызвал бы какие-то негативные последствия внутри страны, потому что все прекрасно осознают, что в том числе и нефтяные компании, стоят на пороге значительного развития производственных мощностей и потребуется большой объем товаров. И хотелось бы, чтобы объем предложений на внутреннем рынке оставался достаточно высоким, чтобы отечественные нефтегазовые компании не испытывали каких-либо трудностей при приобретении необходимых товаров».

Влияние бизнес-функции Снабжения на финансовые показатели и капитализацию компании

Феликс ИЦКОВ, директор департамента МТО ОАО «Башнефть»: «...Классически мы все привыкли к формулировке, когда функция снабжения формулируется в компании как сервисная функция и главной её задачей является своевременное и бесперебойное обеспечение производственных нужд материально-техническими ресурсами. По-своему это, безусловно, верно и наши заказчики, производственные службы всегда и без устали нам об этом напоминают.

 

 

В лучших мировых практиках функция материально-технического снабжения рассматривается не столько как сервисная служба, а именно как бизнес-функция, которая ставит перед собой задачу не только своевременного обес-печения, но и основную задачу – повышение капитализации компании, реальный вклад сотрудников данного подразделения в конечный результат деятельности организации, максимизация прибыли и как следствие – увеличение капитализации компании.

Для классического восприятия того снабжения, которое идёт корнями из Советского Союза, – это не совсем привычно, но тем не менее сегодня мы чётко отдаём себе отчёт, что это очень важная задача – сделать так, чтобы люди занятые, МТО, понимали, что они делают, а не бездумно выполняли заявки или потребности, которые возникают у производственных служб. Если вы задумаетесь, то поймёте, что основные задачи этой службы заключаются не в простом проведении закупочных процедур и выборе из того, что было заявлено, а именно, с точки зрения чёткого и глубокого анализа производственных потребностей, в выборе возможных аналогов и вариантов обеспечения нужд материально-технических ресурсов производственных служб.

...Сегодня специалисты материально-технического обеспечения должны обладать комплексом и набором знаний, позволяющим оценить не только то, что заявили, но и для чего заявили производственные службы тот или иной материально-технический ресурс. В первую очередь это, конечно, касается сложного технологического оборудования. По своему опыту могу сказать, что, если разделить ту экономию, которую приносит служба МТО, то свыше 50%, – это экономия, которая рождается при рассмотрении заявок от производственных служб и критическая оценка необходимости её приобретения. Поэтому для того, чтобы службу снабжения в компании воспринимали именно как бизнес-функцию, на первом плане сегодня стоит реальный цифровой результат».

 

Проблемы поставщиков нефтегазового комплекса

Эдуард ГАРИБЯН, председатель правления ОАО «Машпром»:

«...Мы за 20 лет на триллионы долларов понакупили зарубежного оборудования... Никто не думал о необходимости изготовления своего оборудования.
А сегодня настал час икс. Совсем скоро российские заказчики придут к тому, что триллионы затраченных за 20 лет денег превратятся в металлолом.

Нефтеперерабатывающие заводы модернизировались много лет с многомиллионными затратами, и эти деньги превратятся в металлолом, потому что запчасти
будут золотыми либо их вообще не будет. И мы перейдём к самоварам. Это путь, который мы сами себе проложили. За 20 лет, не обращая внимания на российского производителя, мы погубили кластер инженерии, конструкторы оказались никому не нужны. В Баумановском университете закрывается кафедра гидравлики. Заказчики много лет пилили сук, на котором сидели. Очень скоро «нефтянки», как пожарные, будут бегать и искать – кто же сделает импортозамещение. Хорошее слово, но кто будет замещать импорт? Иран и по сей день не может оправиться, потому что нет запчастей.

Десятки заводов, которые у нас модернизировались, не могли собраться вместе, вне зависимости от того, частные они или государственные, и выработать единую концепцию – что модернизируем, как модернизируем... Каждая компания живёт своей жизнью. Никто не хочет ни с кем объединяться. Но это задача не одной компании и даже не нескольких, а задача государственная. Интересы государства – это наши интересы в первую очередь. И если какая-либо компания говорит, что мои интересы для меня важнее, то такой компании не место в нашей стране. Какая бы она ни была...

 

Игорь КРАМОРЕНКО, генеральный директор ОАО «Кубаньгазификация»: «Я хотел бы напомнить, что во время кризиса в 2008 году Минэкономразвития выпус-тило приказ, который действовал в 2008-2010 годах. По нему на сайте госзакупок устанавливалась преференция 15% российскому производству. Мы все отчитывались по этому приказу. У нас был случай, когда на объявленный конкурс на поставку шаровых кранов выиграла немецкая компания, так по проекту было, а потом было написано предписание ФАС об аннулировании конкурса, т. к. российская компания предложила на 5% дороже. В итоге выиграла российская компания – вступил в действие приказ.

Если сегодня производители что-то обсуждают, то, может, стоит возродить действие приказа или требовать постановление правительства».

 

Александр РОМАНИХИН, президент Союза производителей нефтегазового оборудования: «...Прежде всего отмечу, что мы можем совершенно чётко сказать, что слово «снабженец» в нефтегазовом комплексе отлично от слова «коррупционер». Кадровый состав, пришедший к нам из лихих 90-х, заменяется цивилизованными людьми, людьми, которые знают иностранные языки, людьми, которые изучают опыт, хотят делать карьеру в этой сфере. И так же, как и во всех странах мира, это сегодня очень уважаемая профессия, которая требует не только знания каких-то там неформальных моментов, но и действительно глубоких знаний, производства, техники и умения работать. Здесь есть свои лидеры, мне лично приходилось сталкиваться с людьми, которые с душой относятся к своей профессии, например в компаниях «Татнефть», «Газпромнефть», «Башнефть». Сейчас очень удачно меняется ситуация в компании «Роснефть». Поэтому тот барьер, который был между нами в 90-е годы, постепенно преодолевается, и это очень положительный момент. Мы сейчас не стоим по разные стороны баррикад, когда нефтяники обвиняли нас в том, что мы делаем металлолом, а машиностроители и представители ВПК обвиняли противоположную сторону в том, что они перекачивают нефтегазодоллар за рубеж и ни о чем не думали...

 

...Я не приветствую восторгов по поводу того, что, дескать, европейские санкции приведут к тому, что в России будет развиваться производство. Я считаю, что санкции – это очень плохо. Убежден, что при нынешней государственной политике произойдёт следующее – качественная западно-европейская и американская продукция будет замещена китайской и не более того. Мы не сможем в такой короткий срок сделать альтернативу.

В этой связи хотелось бы привести положительный опыт Казахстана. Мы знаем, что Н. Назырбаев, встречаясь с руководством «КазМунайГаза», одним из первых вопросов задаёт: «А что вы сделали для развития национального производства?». Поэтому в Казахстане сейчас постоянно открываются производства, создаются машиностроительные предприятия.

...Убеждён, что в решении этого вопроса нужна политическая воля, нужно, чтобы развитие промышленности рассматривалось как приоритетное направление государства. И дело не в законах промышленной политики и не в каких-то формальных моментах... К сожалению, пока этого нет.

...Показателем того, что это не стало трендом государственной политики, является отсутствие на конференции представителей министерств и ведомств. Мягко говоря, они не желают принимать участие в таких мероприятиях, рассматривают их как некий факультатив, это для них не приоритетная задача. Наше министерство промышленности занимается только теми проектами, где есть бюджетные деньги, а в нефтегазовом машиностроении бюджетных денег нет, поэтому оно у нашего государства находится в роли пасынка. Делить нечего. А бодаться с крупными ВИНК никому из чиновников не хочется. Проблем можно получить много, а выгоды никакой.

Но есть и второй путь. Он заключается в том, что предприятия, которые имеют достаточно серьёзный лоббистский вес, в хорошем смысле слова, должны собраться за одним столом и о чем-то договориться. Например, о каких-то барьерах и т. д.

В нефтегазовом машиностроении все гораздо сложнее, потому она началась с конверсии. Отрасль выросла из ВПК. Поэтому нам надо идти по пути создания крупных машиностроительных холдингов. Их сейчас есть уже несколько, и чем больше будет компаний, которые работают, что называется в рынке, в условиях конкуренции, в сотрудничестве с передовыми западными структурами, используя их технологии, заимствуя и применяя их технологию, тем будет лучше. Нам будет гораздо проще доносить свои чаяния и нужды до органов государственной власти.

Но в любом случае решения, которые мы можем выносить на уровень государства, надо готовить. Речь идёт о том, чтобы повернуть закупки нефтегазовых компаний в сторону российских предприятий. Причём сделать это надо мягко, путём создания каких-то проектных организаций, которые у нас развалены... Нам бы хотелось в дальнейшем развиваться без всяких потрясений, почаще встречаться, общаться и работать в рынке».

НГС№2(15) 2014

 

 


Категория статьи: Нефтегазсервис

К содержанию журнала
Яндекс.Метрика