СОБЫТИЯ

Журнал «Нефть и Газ Сибири» - на выставке в Тюмени

Каждый год в сентябре Тюмень становится центром нефтяной отрасли страны. В городе проводится масштабный нефтегазовый форум и выставка, в которой традиционно принимает участие журнал «Нефть и Газ Сибири». Более 60 компаний из 25 ...

Руководство РусХимАльянса приедет на конференцию «НЕФТЕГАЗОПЕРЕРАБОТКА - 2019»

Руководители комплекса по переработке этаносодержащего газа ООО «РусХимАльянс» примут участие в IXежегодной конференции «Модернизация производств для переработки нефти и газа» (НЕФТЕГАЗОПЕРЕРАБОТКА - 2019). Представители ...

Россия начала финальный этап укладки «Северного потока – 2»

Проект строительства газопровода «Северный поток – 2» завершен на три четверти. Оператор проекта - Nord Stream 2 - приступил к укладке финальной части трубы. «По дну Балтийского моря в водах России, Финляндии, Швеции и ...

Тюменские ученые придумали, как добывать нефть из исчерпанных месторождений

Они обнаружили, что суспензия наночастиц плоского графита проявляет свойства вытесняющей жидкости на границе раздела «нефть-вода». Большинство нефтяных месторождений на грани истощения. Чтобы достать всю возможную нефть, ...

Россия и Китай совместно изучат арктический шельф Сибири

В ходе первой совместной экспедиции ученые двух стран планируют выполнить ряд исследований в области морской геологии, топографии, физической океанографии, морской химии и ряда других направлений. Районы и основные направления исследований ...

Геннадий ШМАЛЬ: «Стратегическая задача – углублять нефтепереработку и переходить к экспорту нефтепродуктов»

 

Геннадий ШМАЛЬ, президент Союза нефтегазопромышленников России

 

 

Президент Союза нефтегазопромышленников России – о наболевших проблемах отрасли и необходимых мерах по её оздоровлению.

 

Развитие и значение нефтегазового комплекса в экономическом и хозяйственном развитии России было и остается чрезвычайно важным, имеет ключевое значение для возрождения экономической мощи страны, промышленного производства на высокотехнологичной основе, роста ее авторитета на международной арене как одного из основных поставщиков нефти и газа на мировые рынки.

Следует учитывать, что в обозримой перспективе экспорт нефти и газа останется важнейшей статьей наполнения бюджета. Но вместе с тем нужно понимать и другое. По оценке экспертов Института энергетической стратегии Минпромэнерго России, доля природных топливно­энергетических ресурсов в общем потенциале страны на уровне 2030 года будет составлять до 18%, а на уровне 2050 года – всего 9%. Вывод разработчиков энергетической стратегии России до 2030 года категоричен – эти достаточно скромные величины никак не могут служить надежным источником долговременного развития страны. Поэтому совершенно правильно осуществить переход от опоры на наше национальное богатство в виде природных ресурсов, продажи этого ресурса к ориентации на то, что эти инвестиции потом пойдут не только на новое воспроизводство минерально­сырьевой базы и развитие природного ресурсного потенциала, но и на новые технологии, нового человека, его формирование, т. е. на организационно­технологический и социально­человеческий капитал.

Это стратегическая перспектива для государства на сегодняшний день. И этим надо очень плотно заниматься.

Безусловно, потенциал сырьевой базы нефтедобычи достаточно большой для того, чтобы решать текущие задачи обеспечения страны нефтью и нефтепродуктами и поддерживать на достигнутом уровне объемы их экспортных поставок. Он включает в себя более 1500 нефтяных месторождений, из которых около 800 находятся в разработке, 28 нефтеперерабатывающих заводов суммарной мощностью около 300 млн. тонн нефти в год, 50 тыс. км магистральных нефтепроводов. Однако кризисные явления в комплексе, вызванные хорошо известными причинами и проблемами, снижают этот потенциал, делают его значительно менее эффективным. Какие это причины?

Это большой износ и старение основных фондов, массовое выбытие из эксплуатации мощностей, острый дефицит инвестиций и, как следствие этого­отставание с внедрением в производство новых технологических процессов, современного высокопроизводительного и надежного оборудования. Средний износ основных фондов в нефтедобыче составляет на сегодня 60%, в нефтепереработке – 80%. Износ основных фондов газовой отрасли на сегодня оценивается в
57%. При этом доля полностью изношенных основных фондов в отраслях топливно­энергетического комплекса колеблется в пределах 22 – 38%.

По оценке экспертов, срок технических и технологических возможностей нефтегазового комплекса, созданных и заложенных еще в советский период, заканчивается. Инвестициями «косметического» характера уже не обойдешься – необходимы вложения уже кратного порядка. По разным оценкам специалистов, для требуемой сбалансированности запасов нефти и обеспечения стабильной работы отрасли с годовой добычей 400 млн. тонн в год требуется инвестировать в нефтяной комплекс не менее 40 млрд. долларов ежегодно.

Сегодня основной нефтяной базой страны остается Западная Сибирь. Проект освоения Восточной Сибири и Дальнего Востока пока только «проект на бумаге». В Западной Сибири нефть есть, только в одном Самотлоре более 1 млрд. тонн, но ее стало труднее брать... Созданные отечественной наукой и практикой новейшие технологии и технические средства повышения нефтеотдачи пластов, разведки и разработки месторождений не получают широкого применения. Россия заметно отстает от зарубежных нефтедобывающих государств по всем основным показателям инновационной деятельности. Так, инвестиции в основной капитал на одну тонну добытой нефти в ведущих российских компаниях ТЭК в два раза меньше, чем в зарубежных.

А ведь весь мировой опыт показывает, что нужны серьезные инвестиции в добычу и разведку углеводородов, чтобы иметь оптимальный уровень добычи. Так, в 2010 г.
расходы компаний на разведку и добычу нефти и газа в мире составили около 440 млрд. долларов, т. е. примерно 62 доллара на тонну нефтяного эквивалента. У ведущих нефтяных компаний мира этот показатель выше. А что у нас? В целом по РФ около 30 долл/т, несколько выше в «Роснефти» – около 47, ниже в «Газпромнефти» –
около 22.

Даже в кризисном 2011 году инвестиции «Шелл» составили 28 млрд. долл.,
«Шеврона» – 21,6 млрд. долл. «Эксон­мобил» в 2009 г. – 27,1 млрд. долл. Российские компании имеют показатели на порядок меньше и все вместе – ниже, чем один «Эксон» или «Шелл».

Где взять средства на инвестиции? Надо пересмотреть налоговую конструкцию нефтяного сектора, т. к. существующая препятствует нормальному развитию отечественной нефтянки. Если сравнить компании «Эксон­мобил» и «Роснефть» по итогам 2009 года, то примерно при равной добыче около 116 млн. т, выручка у
«Эксон­мобил» 310 млрд. долл., а у «Роснефти» менее 70 млрд. долл., прибыль у «Эксон­мобил» около 35 млрд. долл., у «Роснефти» 11 млрд. долл.. Даже китайская «Петрочина» при добыче в 42 млн. т имеет выручку 149 млрд. долл., прибыль – 15 млрд. долл.

Почему так? Просто у «Роснефти» доля налогов (кроме налога на прибыль) в выручке составила 64%. В основных мировых компаниях изъятие из выручки составляет 28–32%.

Объективности ради следует заметить, что государство после настойчивых просьб нефтяников приняло ряд решений, позволивших нефтяникам обеспечить рентабельную работу на некоторых месторождениях Восточной Сибири – Ванкорском, Талаканском, Верхнечонском, «ЛУКОЙЛ» начал добычу на Корчагинском месторождении на Каспии. Да, отношение инвестиций в секторе разведки и добычи к объему добычи в последние годы у нас увеличилось, но оно в любом случае меньше, чем те, которые есть сегодня у ведущих нефтяных компаний мира.

Продемонстрированное за последнее десятилетие нефтяной промышленностью достижение высочайших результатов, когда добыча жидких углеводородов, имеется в виду нефть вместе с газовым конденсатом, выросла с 305,3 млн. тонн (1999 г.) до максимума 534 млн. тонн (2015 г.), не должна рождать эйфорию. Все сколько­нибудь значимые резервы увеличения добычи нефти по старому фонду к нынешнему времени были уже использованы. Изменилась структура запасов. Сейчас доля трудноизвлекаемых запасов составляет более 60%, а в некоторых районах свыше 90%.

Состояние отечественной геологии критическое. Отношение прироста запасов к добыче составляет около 60%. Появились так называемые виртуальные запасы за счет пересчета коэффициентов нефтеизвлечения на старых месторождениях. Открытие новых месторождений можно пересчитать по пальцам. Многие компании со ссылкой на кризис сократили затраты на разведку. Сравним: в 80­е годы в среднем по России бурили более 7,5 млн. метров разведочных скважин, в последние годы – менее миллиона. Вот еще одно явно не позитивное сравнение: за прошедшие годы объем геолого­разведочных работ (ГРР) увеличился в 1,5 раза, а стоимость работ возросла в... 10 (!) раз. Сегодня на шельфе стоимость одного метра разведочной скважины – 1 млн. рублей.

Объемы очень трудоемкие и дорогостоящие. По свидетельству экспертов, для достижения намеченных уровней добычи углеводородов, развития переработки и транспортной инфраструктуры нефти и газа, к примеру, в Восточной Сибири и Республике Саха (Якутия) необходимы инвестиции в объеме около 90 млрд. долларов. Капиталовложения в проекты разведки, добычи и транспортировки нефти и газа на шельфе острова Сахалин составят не менее 40 млрд. долларов.

При нынешнем налоговом режиме почти 30% разрабатываемых запасов нерентабельно. И если сегодня не принять оперативные меры по нормализации ситуации в топливно­энергетическом комплексе, у нас могут возникнуть очень большие проблемы с энергетическим обеспечением, что станет угрозой существованию и всему реальному сектору экономики, и России как государства.

Вполне понятно, что задача достижения гармоничного баланса интересов бюджета и отрасли крайне трудна в сегодняшней непростой экономической ситуации. Тем более, если учесть, что, по данным Российской академии наук, в стоимости нашего ВВП всего 6% приходится на непосредственный производительный труд, 82% составляет природная рента, 12% приходится на амортизацию доставшихся нам как правопреемникам от СССР промышленных мощностей.

Но такой «аккуратный баланс» должен быть выработан. И он достижим. Надо лишь, чтобы стороны слышали друг друга и учитывались мнения специалистов.

Вот, к примеру, факт варварского отношения к недрам. Для поддержания плановых объемов добычи нефти продолжается нерациональная выборочная выемка запасов лучших по качеству или условиям освоения, ведущая к преждевременному списанию остающихся запасов и снижению их извлечения из недр. По данным Российской академии наук, за последние годы добывающими компаниями без достаточных на то оснований снято с государственного баланса более 5 млрд. тонн разведанных запасов нефти. В мире по пальцам можно пересчитать страны, которые имеют такой объем запасов.

 

 

А нужно задуматься о том, что мы оставим потомкам. Сегодня добыча часто не совпадает с теми проектными уровнями, которые записаны в документах разработки месторождений.

В последние годы достаточное количество проблем накопилось и в газовой промышленности, что и приводит к снижению объемов добычи природного газа. Главными на сегодня являются те же проблемы, что и в нефтяной отрасли,– истощение старых месторождений, отставание прироста разведанных и подготовленных к эксплуатации новых месторождений природного газа, непрерывное смещение наиболее перспективных по запасам месторождений далеко на север и в шельфовую зону. Кроме того, происходит старение основных фондов газовой отрасли. На сегодня их износ оценивается в 57 с лишним процентов. Для повышения эффективности работы газового сектора требуются значительные инвестиции. Особую проблему для газового сектора России составляют газопроводы. Будучи проложенными, в основной своей массе 25–30 лет назад, они требуют серьезной реконструкции или ремонта. Следует отметить и то, что доля природного газа в общей структуре энергопотреб– ления в России достигла 65%, в 1990 году – 30. Это тоже проблема. В принципе, это неразумно. И требует снижения удельного веса природного газа во внутреннем энергопотреблении. Например, в Европе этот показатель равен 21%, в Соединенных Штатах – 26–27. Ближним ориентиром для России является цифра 43–44%, хотя это весьма проблематично.

Сегодня продолжаются споры о моделях развития экономики страны. Звучит критика и того, что нынешняя экономическая система налажена таким образом, что приоритет остается за добывающими отраслями. Конечно, в экономике все отрасли имеют важное народно­хозяйственное значение. Но в сегодняшнем критическом положении экономическая политика должна быть сориентирована – это мое мнение и мнение моих коллег – на модель агрессивного развития экономики с упором на экспортный сектор.

По словам и Президента РФ, и Премьера, Россия должна сохранить лидирующие позиции в мировой энергетике. Выбивается ли такое мнение из контекста объявленной уже высшим руководством страны идеологии модернизационной политики в развитии экономики страны? Категорическое­ нет! Да и Владимир Путин заявил, что нефтегазовая отрасль должна стать «крупным генератором инноваций и развиваться как наукоемкая».

Необходимо безотлагательно провести инвентаризацию и паспортизацию отраслей промышленности, создать межотраслевые технологические карты получения экспортно­ликвидной конечной продукции, сформировать банк данных передовых технологий и расчетов их внедрения, к примеру: внедрение проекта по межотраслевой технологической цепочке. Применительно, скажем, к нашей отрасли это должно выглядеть так: нефть, газ, нефтепереработка, газохимия, химия, пластмассы, удобрения, моющие и т. д.

На вопрос, что делать нам в стратегическом измерении, любой здравомыслящий человек скажет – углублять нефтегазопереработку и переходить к экспорту нефтепродуктов. Дальнейшее развитие этой идеи – отказ от экспорта энергоносителей, производство в России высокотехнологичной продукции и ее экспорт. Такая модель, в принципе, известна и хорошо описана. Беда в том, что для реализации такого перехода необходимы не один десяток лет, коренное изменение и экономической структуры, и трудовой морали нашей страны, а главное – очень большие деньги для реконструкции производственных фондов, модернизация НПЗ с опережающим строительством мощностей по углублению переработки нефти (каталитический крекинг, гидрокрекинг, коксование остатков, висбрекинг, производство битума), повышению качества нефтепродуктов, производству катализаторов. У нас существуют прекрасные современные технологии по каталитическому реформированию бензинов, гид– роочистке дизельных топлив и топлив для реактивных двигателей, изомеризации, алкилированию и др.

Какова ситуация в мировой практике производства нефтепродуктов? Во­первых, стопроцентная загрузка. Глубина переработки 90–95 процентов. Кстати, сегодня цены на бензин и дизельные продукты растут быстрее, чем цены на нефть, из­за того, что наблюдается нехватка нефтеперерабатывающих мощностей, а модельный парк новых машин, требующих высококачественного топлива, растет. Между прочим, в Европе уже давно стоит вопрос о переходе с 95­го бензина на 98­й. Нефтедобывающие страны делают нефтепереработку своей основной стратегией. Как, например, Саудовская Аравия, которая увеличила за последние годы свои перерабатывающие мощности почти на 80%. 

В отечественной нефтепереработке фактически ситуация обратная.

Не будем лукавить – сегодня нефтяные компании заинтересованы в большей степени в экспорте нефти. Получив нефтепереработку в качестве бесплатного приложения при приватизации, они и предпочитают больше уделять внимания нефтедобыче, что дает быструю прибыль, а не вкладывать деньги в долгосрочный и рискованный проект строительства или серьезной реконструкции НПЗ. Следует отметить и налоговый гнет, инвестиции сокращаются по многим причинам, здесь нужно учитывать и инфляцию, удорожание энергии, металла и т. д.

Значит, нужна государственная программа действий!

По мнению наших экспертов, в самом начале, в процессе структурирования промышленной политики экспортные отрасли в нефтегазовом секторе экономики необходимо выделить особо. Нефтедобыча и нефтепереработка, газовая и химическая промышленность должны стать «кислородной подушкой» для реального сектора экономики, пропорционально получить, в первую очередь, активные стимулирующие условия для роста экспорта, доступные кредиты, снижение налоговой нагрузки, транспортных тарифов, таможенных сборов.

После того, как экономика «встанет на ноги», можно определить перед собой цель развития высокотехнологичного производства, увеличения экспорта продуктов с высокой добавленной стоимостью. По любым критериям лучшего «локомотива» для российской экономики, чем нефтегазовый комплекс, сегодня нет. Конечно же, при эффективном государственном регулировании и контроле.

Ведь взять нашу самую больную проблему – состояние отечественного автопарка, его качество. На 60% это автомобили с устаревшими двигателями, использующими 76­й, 80­й бензин. А ведь здесь следует учесть прежде всего, что в России до настоящего времени не решена проблема стимулирования качества производства высококачественной продукции нефтеперерабатывающей промышленности. Новые же автомобили, производимые у нас, не оборудуются катализаторами, дожигателями СО, что не стимулирует роста качества бензина. Цена на дизельные топлива различного качества по содержанию серы, других компонентов практически одинакова. Ясно, что в этих условиях необходимы меры, позволяющие стимулировать производство именно высококачественных, в том числе экологически более чистых неф– тепродуктов, и рыночными методами – это акцизы, налоги, и административными –
правовые акты и нормативы, стандартизация.

 

 

Для развития нефтепереработки в первую очередь необходимо:

– внесение изменений и дополнений в Налоговый кодекс об отсрочке уплаты НДС на ввозимое импортное оборудование на весь период строительства и окупаемости проекта, а также освобождение от налогообложения прибыли, направляемой на модернизацию НП3;

– внесение изменений и дополнений в Таможенный кодекс об отмене уплаты таможенных пошлин на ввозимое импортное оборудование, не имеющее аналогов в России;

– гармонизация стандартов России с требованиями европейских стандартов на основные нефтепродукты, разработка и внедрение новых стандартов, о чем я уже говорил.

Это механизмы, несущие решения проблем, стимулы для нефтяных компаний. Вспомним время, когда была жестко поставлена задача ухода от этилированного бензина – все компании вынуждены были перейти на реформинги, и были сделаны большие шаги в этом направлении. Значит, безотлагательно следует вводить более высокие требования по использованию моторных топлив – это стандарт «Евро­5».

Нам надо разрабатывать системы, стимулирующие развитие производства. Следует уходить от прямолинейных налогов. Следует более жестко воздействовать на тарифную и ценовую политику. Все эти меры помогут всему реальному сектору, помогут встать на ноги и малому бизнесу. Но, прежде всего, эти меры помогут топливному комплексу, нефте­и газоперерабатывающей отрасли решать стратегические задачи.

Мировой опыт подсказывает (и наш родной – советский): если желаешь значительных результатов –
играй по­крупному. Нам нужны крупные, амбициозные цели и задачи. Для нас это может быть освоение Восточной Сибири и, как я уже говорил, развитие нефтепереработки, нефтехимии, газохимии.

Сегодня у государства есть возможность изменить ситуацию, прислушаться не только к придворному пулу финансистов, экономистов, но и к тем, кто высказывает свое мнение, основываясь на глубоких знаниях и богатейшем опыте отраслевого строительства.

 

 

 

 

 

 

 

НГС №4 (25)


Категория статьи: Мнение

К содержанию журнала
Яндекс.Метрика