СОБЫТИЯ

Ученые создали сорбент для удаления нефтепродуктов с поверхности воды

Ученые из Южного федерального университета (ЮФУ) разработали сорбент из шелухи подсолнечника, с помощью которого можно удалять с поверхности воды мазут, масло и нефть. Об этом сообщил один из разработчиков лаборант-исследователь кафедры ...

Роснефть добыла на Эргинском кластере пятимиллионную тонну нефти

Роснефть с начала разработки месторождений Эргинского кластера в 2017 году добыла 5 млн тонн нефти. Опережающий рост добычи на проекте был обеспечен в течение 2019 года. За этот период суточный объем извлекаемого сырья увеличился на 20% и ...

Омский НПЗ завершил монтаж основного оборудования на новом комплексе первичной переработки нефти

На площадке строительства комплекса первичной переработки нефти Омского НПЗ «Газпром нефти» завершена установка основного технологического оборудования. Этот проект является одним из ключевых проектов второго этапа программы развития ...

Закупочные службы нефтегазовых компаний соберутся на XV ежегодной конференции Нефтегазснаб-2020

17 марта 2020 года по адресу: Москва, Тверская, 22, отель InterContinental, состоится XVежегодная конференция «Снабжение в нефтегазовом комплексе» (Нефтегазснаб-2020), в которой принимают участие руководители служб ...

Открылась регистрация на выставку «НЕФТЕГАЗ-2020»

В 2020 году выставка пройдет с 13 по 16 апреля в ЦВК «Экспоцентр» и отпразднует 20-летний юбилей. Совместно с Выставкой состоится Национальный нефтегазовый форум, с 14 по 16 апреля соответственно. Среди наших участников вас будут ...

«Санкции создали для нас шанс прекратить поклоны перед чужестранными б/у, но действовать нужно уже сегодня»

 

 

С чего начать решение проблемы «проедания» минеральных ресурсов страны, как реализовать эффективное импортозамещение в отрасли и почему нужно срочно восстанавливать геологическую науку – на эти и другие вопросы отвечает вице­президент Российского геологического общества, профессор, доктор геолого­минералогических наук, заслуженный геолог Российской Федерации, академик РАЕН, Академии горных наук
Левон ОГАНЕСЯН.

 

 

 

– Некоторые эксперты назвали VIII Всероссийский съезд геологов, прошедший осенью 2016 года, революцией в геологической отрасли. Какие революционные идеи прозвучали на съезде, какие знаковые решения были приняты?

– Съезд действительно имел геологический облик как по содержанию многих докладов и выступлений, так и по итоговой резолюции. Об этом я говорю с одобрением, поскольку на предыдущих трех съездах обсуждались проблемы исключительно использования минерально­сырьевой базы, созданной многими поколениями российских геологов. Но ведь эти проблемы не относятся к геологии. Они находятся в рамках недропользования. Геолог же не пользуется недрами. Он изучает недра. Его задача искать, найти, разведать и создать информацию о составе, строении, геохронологии земной коры и этими «ключами» открыть «двери» к земным кладовым. Использование же «кладовых» создает материальный продукт. Эти два разнородных продукта сейчас растворены в одном флаконе, и, пользуясь огрехами закона «О недрах», мы никак не хотим их дифференцировать.

Главным достижением съезда, на мой взгляд, является то, что была признана необходимость разработки и принятия закона «О геологическом изучении недр». За это голосовали 1415 делегатов. Лишь 7 делегатов воздержались. Так что с некоторой условностью голосование можно считать единогласным. К сожалению, при доработке резолюции съезда определенно высказанное мнение было трансформировано. Оно теперь официально звучит в искаженном виде. Цитирую: «Поручить Минприроды России… дать предложения о разработке Федерального закона «О геологическом изучении недр». Но ведь съезд голосовал о разработке, а не о даче предложений. Вероятность велика, что мнение более чем 1 400 профессионалов будет похоронено под слоем бюрократической волокиты. Несмотря на такую опасность, я все же считаю, что появление пункта об указанном законе –
безусловный успех. Лед не тронулся, но микротрещина образовалась.

 

– Какова сегодня доля России в мировом финансировании геологоразведочных работ и открытии новых месторождений нефти и газа, какой она должна быть? Каким должно быть оптимальное соотношение разведки и добычи полезных ископаемых?

– Если позволите, начну со второй части вопроса. Главный принцип: опережающее расширенное воспроизводство минерально­сырьевой базы. Это, во­первых, означает, что нельзя дожидаться до того момента, когда пойдет «дым» и создастся острый дефицит. Сырьевую базу нужно нарастить с опережением на 20 – 30 лет. Здесь нельзя ориентироваться на текущие и среднесрочные потребности. Во­вторых, объемы наращивания запасов должны в 1,5 – 2 раза превосходить объемы добычи. Эти два принципа объективные. Они продиктованы вероятностным исходом геологоразведочных работ и непрерывным ростом потребления минеральных (в том числе топливно­энергетических) ресурсов в мире по мере социально­экономического прогресса. Ни тот, ни другой факторы обойти невозможно. В одном случае так устроена природа, в другом – общественные законы.

По вопросам доли России в общем мировом финансировании геологоразведочных работ данные разнятся. Видимо, по углеводородам более близко к истине 7 – 8%. По твердым полезным ископаемым в резолюции VIII съезда приведена величина 6%, хотя по моим данным –  в два раза меньше. Я готов условно согласиться с максимальными значениями. Но давайте учтем, что доля суши России от мировой составляет около 12% (точнее 11,5%). Теперь нормируем затраты по площади и получаем коэффициент по углеводородам 0,67, а по твердым – 0,5. Полученные коэффициенты кратно уступают этим показателям США и Австралии (в 5 раз), Канады (в 2 раза), Бразилии и других стран. Если же по твердым полезным ископаемым принять мои данные (т.е. 3%), то отставание России среди учтенных 13 стран (с общим объемом мирового финансирования 88%) займет последнее место.

Теперь о нефти. Соотношение объемов эксплуатационного и разведочного бурения в России колеблется в пределах 18 – 20. Если это соотношение превышает значение 5, то происходит недостаточно компенсированное «проедание» запасов. Выводы из сказанного оставляю за читателями.

 

 

– Рост доли запасов трудноизвлекаемой нефти требует создания новых технологий и технических средств, «отставание» нашей страны в этой части становится все более ощутимым. Что в первую очередь необходимо предпринять для снижения импортозависимости отрасли и каков потенциал России в этой области?

– Причина отставания в том, что за последние 20 – 25 лет в результате разрушения системы отраслевой науки образовалась пустота, а точнее разрыв между результатами фундаментальной академической науки и производством. Обсуждение технико­технологических и производственных аспектов трудноизвлекаемости не поместится в формат интервью. Но можно отметить мировоззренческие и геополитические контуры модного понятия «импортозамещение». Оно возникло в связи с санкциями Запада. Не сомневаюсь, что некоторые наши производители на низком старте ждут их отмены, чтобы опять заполнить отечественное производственное пространство чужеземными технологиями, техникой и специалистами. И зря ждут, не дождутся. Эти санкции, разумеется, отменят. Но поищут, а точнее сочинят новые поводы для иных санкций. Мир гомогенным не станет, а Россия не пойдет поперек своих национальных интересов ради нейтрализации каждого «Лимпопо».

Санкции создали для нас шанс прекратить поклоны перед чужестранными б/у. Возможности у нас есть: огромный задел, который ждет призыва в строй, богатейший интеллектуальный потенциал. Раскрутка маховика потребует времени, в запасе оно есть. Во­первых, современное состояние МСБ нефтянки позволяет 5 – 10 лет поддерживать уровень добычи в пределах, близких 500 млн. тонн. Во­вторых, перспективы добычи углеводородов в нашей стране имеют три вектора возможностей, тогда как у США осталась только одна дорога, ведущая к сланцу. Наши пути ведут к традиционной нефти на слабо изученных площадях и глубинах, к Баженовской, Доманиковской и Хадумской свитам. Они не аналоги «сланца», и западный опыт тут ни при чем. Создадим условия, и «бажены» через 3 – 5 лет поработают в удовлетворительном режиме. Не сомневаюсь, что академик А. Э. Конторович это подтвердит делами. И, в конце концов, третий вектор. Это Арктический шельф. Без суматохи и поспешных рапортов об успехах надо реализовать системные поисково­разведочные работы на шельфе, предварив их созданием оригинальной техники и технологий, способных функционировать в суровых условиях арктических морей. У запада нет таких технологий для ледовых условий. Они идут на наш шельф для учебы.

Итак, возможности у нас есть для работы «во благо» санкциям. Но стартовать по всем направлениям нужно уже сегодня. Лимит ожиданий уже исчерпан.

 

– Насколько должно увеличиваться финансирование изучения и открытия новых месторождений в России в ближайшие годы для избежания падения объемов добычи минерального сырья? Должны ли компании­недропользователи вкладывать собственные средства в геологоразведку или это задача государства?

– Прежде чем говорить о финансировании, нужно создать организационно­функциональную систему геологического изучения недр. Открытие месторождений, их изучение являются лишь завершающим звеном сложного многоцелевого и многостадийного геологического изучения недр. Подчеркиваю: поиск месторождений не кладо­искательство, каким воспринимается сейчас в обществе. Это тесное переплетение абсолютно неразделимых научных знаний и практической деятельности с вероятностным исходом и отложенным по времени социально­экономическим эффектом. Теперь вернемся к финансированию. По безусловно компетентному определению Виктора Петровича Орлова, сбалансированное развитие минерально­сырьевой базы может быть достигнуто через определение и реализацию расходов на геологию от стоимости единицы добываемого сырья. Давайте посмотрим на этот показатель на примере других стран в долларовом исчислении: Канада – 12, США – 9,9, Китай – 7, страны Ближнего Востока – 5,4, страны Латинской Америки – 5. Этот показатель в России составляет 1,6. Во всех перечисленных странах природные и инфраструктурные условия несравненно лучше российских. Это, безусловно, снижает их удельные затраты на геологию. А Россия – это Север и Арктическая зона без дорог и базовых населенных пунктов.

Что касается средств компаний на геологоразведку, то ответ очевиден. Добывающие компании получили огромный стартовый капитал в виде подготовленных к отработке и действующих месторождений с их инфраструктурой. К этому добавьте детально изученные нефтегазоносные и рудоносные площади. Этот щедрый подарок включал в себя всю «трудовую» ренту многих поколений отечественных геологов. Вот источник их высокоэффективной деятельности. Но теперь на горизонте маячат призраки исчерпания кладовых, ухудшение качественных показателей запасов и другие неприятности. Призыв к компаниям только один: наращивайте сырьевую базу, ищите, разведывайте, добивайтесь хотя бы минимального равновесия между объемами изъятия и воспроизводства.

Роль государственного финансирования должна сохраняться при выполнении ранних, точнее допоисковых стадий геологического изучения недр от масштаба 1:1 000 000 до 1:200 000. В некоторых случаях государство может пойти и на выполнение работ поисковой стадии.

Недропользователь должен получить от государства – собственника недр качественные научно­информационные материалы в виде всех срезов карт указанных масштабов, разрезы, обоснования прогнозного потенциала минерагенических таксонов. Образно говоря, все ориентиры к локализованным минерагеническим таксонам до уровня рудных узлов и полей. Все эти материалы должны быть подготовлены государственной геологической службой путем проведения непрерывного, периодически актуализируемого, многоцелевого геологического изучения недр страны, включая шельф, окраинные и внутренние моря.

 

 

– Какие проблемы тормозят развитие современной геологической науки, образования?

­ В рамках интервью детального ответа дать невозможно. Отмечу факт разрушения отраслевой науки. Ее остатки в основном стали придатками аппарата Минприроды и Роснедра. Трубим о важности экономического крыла в геологии, но ликвидировали специализированный НИИ ВИЭМС, ушел в небытие ВНИИгеофизика, отстаем в информационных технологиях, но исчезает с арены ВНИИгеосистем. Восхищаемся Силиконовой долиной, но единственный в мире комплексный НИИ синтеза минерального сырья – ВНИИСИМС – преобразован в торгово­развлекательный центр, утилизирована в металлолом его уникальная лабораторная и полупромышленная база. А теперь обозреваем на телеэкране демонстрацию его достижений под авторством представителей различных компаний США. И все это называется высокопарным словом «оптимизация».

С подготовкой кадров тоже провал. Это результат копирования пресловутой Болонской системы. За 4 года готовим геолога­бакалавра, но не специалиста. Для меня совершенно очевидно, что за такой срок подготовить кадры геологов невозможно. В геологии нередки бакалавры, не прошедшие производственную практику в реальных условиях. Причина одна: нет у вузов средств для оплаты дорожных расходов до места практики, ехать­то далеко: Урал, районы Сибири и даже Камчатка, в лучшем случае Европейский Север. Но попробуй не вручить диплом. Количество входящих в храм учебы должно быть равно количеству выходящих. Иначе вуз угодит в список неэффективных и над ним нависнет угроза оптимизации.

Теперь лишь точечный ответ на вопрос: с чего начать?

1. Бесповоротно признать, что геологическое изучение недр не является недропользованием, иначе астроном станет космопользователем.

2. Точно так же признать неразрывность научного и практического контуров в геологии.

3. Исходя из указанного единства науки и практики, встать на длинную дорогу воссоздания отраслевой науки. Научные подразделения компаний призваны решать конкретные методические задачи своих компаний. На всю отрасль они работать не могут.

4. Восстановить функциональную, сырьевую и территориально распределенную структуру государственной части геологической службы России.

5. В конечном итоге весь клубок проблем, включая специфику подготовки кадров, можно решить только путем принятия закона «О геологическом изучении недр». Другой дороги нет. Иначе будем собирать съезды, форумы, предложения для решения сотни разнообразных проблем – от личностного до отраслевого и общегосударственного уровня. А в конечном итоге все это сходится в одной точке под названием «ЗАКОН». И если прошедший VIII съезд взамен противоречивых констатаций, многочисленных поручений и рекомендаций записал бы только один пункт о необходимости закона,  это стало бы неоценимым достижением.

 

– На ваш взгляд, как долго еще Россия будет сидеть на «нефтяной игле» и какие кардинальные изменения в экономической политике помогли бы снять эту зависимость?

– Вопрос синтезирует экономику и политику. Отвечаю как дилетант: «нефтяная игла» не существует. Это спасательный круг. Может ли кто­либо ответить на вопрос: «Что мы должны развивать и почему этого не делаем? Где эти концепции, стратегии, программы?». Мы с энтузиазмом их пишем, помпезно обсуждаем на шикарных форумах. А потом лозунги меняются и весь ворох бумаг пишется заново. Круговорот продолжается. Взамен ответа поставлю несколько вопросов:

1. Как мы хотим развивать новые, высокотехнологичные отрасли? Копировать то, что уже есть на Западе, или создать свое новое на зависть Западу?

2. Можем ли найти на мировом рынке нишу продукции, не занятую до сих пор? Или же намечаем «догонялки»?

На эти и другие подобные вопросы у меня свои ответы, но ясно одно: «нефтяную иглу» нельзя убрать путем сужения ее каналов. Все развитые страны (например, США, Германия, Япония и др.) на душу населения за год используют значительно больше углеводородов, чем мы. Положительная зависимость «экономика – энергопотребление» очевидна и неоспорима. Этот возрастающий тренд относится и к другим видам минерального сырья. Ответ очевиден. Для социально­экономического развития нужна «нефтяная труба» и «вагоны» других полезных ископаемых. Первая – чтобы была возможность производить, а вторая для того, чтобы было из чего производить.

Поэтому моих коллег и друзей – геологов в День геолога хочу поздравить с добавлением: мы не зря работали, магистрали экономики шли и пойдут по нашим тропам!

.

 

Специально для журнала

«НЕФТЬ И ГАЗ СИБИРИ»

 

 

 

НГС №1 (26) март 2017 


Категория статьи: Геология

К содержанию журнала
Закрыть

У нас новый сайт!

Вся актуальная информация на новом сайте!

sectormedia.ru

Перейти
Яндекс.Метрика