СОБЫТИЯ

Ученые создали сорбент для удаления нефтепродуктов с поверхности воды

Ученые из Южного федерального университета (ЮФУ) разработали сорбент из шелухи подсолнечника, с помощью которого можно удалять с поверхности воды мазут, масло и нефть. Об этом сообщил один из разработчиков лаборант-исследователь кафедры ...

Роснефть добыла на Эргинском кластере пятимиллионную тонну нефти

Роснефть с начала разработки месторождений Эргинского кластера в 2017 году добыла 5 млн тонн нефти. Опережающий рост добычи на проекте был обеспечен в течение 2019 года. За этот период суточный объем извлекаемого сырья увеличился на 20% и ...

Омский НПЗ завершил монтаж основного оборудования на новом комплексе первичной переработки нефти

На площадке строительства комплекса первичной переработки нефти Омского НПЗ «Газпром нефти» завершена установка основного технологического оборудования. Этот проект является одним из ключевых проектов второго этапа программы развития ...

Закупочные службы нефтегазовых компаний соберутся на XV ежегодной конференции Нефтегазснаб-2020

17 марта 2020 года по адресу: Москва, Тверская, 22, отель InterContinental, состоится XVежегодная конференция «Снабжение в нефтегазовом комплексе» (Нефтегазснаб-2020), в которой принимают участие руководители служб ...

Открылась регистрация на выставку «НЕФТЕГАЗ-2020»

В 2020 году выставка пройдет с 13 по 16 апреля в ЦВК «Экспоцентр» и отпразднует 20-летний юбилей. Совместно с Выставкой состоится Национальный нефтегазовый форум, с 14 по 16 апреля соответственно. Среди наших участников вас будут ...

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД К ОБЕСПЕЧЕНИЮ

ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НА ОБЪЕКТАХ ПРОШЛОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

С.В. Мещеряков, доктор технических наук, профессор, академик РАЕН, заведующий кафедрой промышленной экологии РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина;

С.В. Остах, кандидат технических наук, доцент кафедры промышленной экологии РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина;

О.С. Остах, ассистент кафедры промышленной экологии РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина; Д.А. Бушуев, магистрант кафедры промышленной экологии РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина

 

Исторически промышленное производство сопровождалось загрязнением компонентов окружающей среды, вплоть до катастрофических изменений или полной деградации последних. До недавнего времени руководство принципами «разбавления» и «рассеивания» образующихся сбросов и выбросов воспринималось как реальный технико­технологический подход. Однако надежда на то, что природа справится и переработает чужеродные компоненты, не оправдалась.

 

Отсутствие доступных технологических подходов и экономических обоснований дало предприятиям возможность перейти к накоплению и захоронению отходов как на специально оборудованных полигонах, так и на спонтанно организованных площадках.

Объективные причины 90­х годов прошлого века привели к спаду экономики и индифферентному отношению к уже накопленным и вновь образующимся отходам. В результате прошлой
хозяйственной и иной деятельности проявляется широкомасштабное отрицательное воздействие на окружающую природу: загрязнения атмосферного воздуха, поверхностных и подземных вод, почвенных ресурсов и геологической среды.

Настоящее обстоятельство тормозит актуализацию нормативно­методической базы в рассматриваемой сфере деятельности. Отсутствие правоприменительной практики в отношении процедуры включения в государственный реестр объектов накопленного вреда окружающей среде, в соответствии с Федеральным законом № 254 от 03.07.2016, оставляет возможным активное беспокойство общественности, судебные разбирательства в поисках владельца объекта­загрязнителя и, как следствие, штрафне санкции.

Наличие законодательно установленных требований в части направления средств по искам общественности (неопределенного круга заинтересованных лиц) в государственные внебюджетные экологические фонды и отсутствие последних – отменяет процедуру возмещения экологического вреда (ущерба), например, по методике исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды [4], а увеличивает стоимостные затраты на ликвидацию.

Выход из сложившихся парадоксальных ситуаций для предприятий, получивших в составе основных фондов экологически рисковые объекты, представляется, как правило, передачей последних муниципальным образованиям. Со временем бесхозные объекты приобретают статус «объектов накопленного вреда окружающей среде».

В такой ситуации в настоящее время находится ряд объектов в Нижегородской области, такие как «Белое море» и «Черная дыра», содержащие различные химические отходы (рис.1 и рис. 2).

В соответствии с Постановлением Правительства РФ [3], а также с целью реализации
поручения Президента Российской Федерации [5] принято решение о выделении субсидий из федерального бюджета на реализацию проектов в сфере использования и обезвреживания отходов (ликвидация полигона твердых бытовых отходов «Игумново», ликвидация полигона глубинного захоронения в недрах промышленных сточных вод и неорганизованной свалки промышленных отходов «Черная дыра» и шламонакопителя «Белое море» (г. Дзержинск Нижегородской области) в рамках государственной программы Российской Федерации «Охрана окружающей среды» на 2012 – 2020 годы, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 27.12.2012 № 2552­р [6].

Не менее острой является проблема карт­накопителей шлам­лигнина (рис. 3), оставленных после длительной работы Байкальского целлюлозно­бумажного комбината, осуществлявшего свою работу с 1966 по 2013 гг. в Иркутской области вблизи оз. Байкал. Решение о ликвидации этих карт является безотлагательной задачей.

Комплекс организационных и технических мероприятий по ликвидации экологически рисковых объектов прошлой хозяйственной деятельности, имеющих статус: объектов накопленного вреда окружающей среде [3]; объектов, являющихся источником загрязнения окружающей среды [1], или объектов исторического загрязнения, прошлого экологического ущерба [2], требует огромных материальных, физических и технологических ресурсов.

Как оказалось, с ходу и с применением одной технологии решить эту проблему невозможно, все предыдущие попытки такого подхода к проблеме завершались неудачей.

Как правило, такие накопители содержат отходы различного фазового и химического составов. Длительное нахождение отходов в накопителях приводит к физическому разрушению днищ и стенок объектов хранения, что влечет за собой гравитационное просачивание жидкой фазы отходов в подземные воды и вымывание растворимых в воде компонентов по радиальному направлению геологического разреза.

Идея использования системного подхода к ликвидации экологически рисковых объектов и, таким образом, обеспечение экологической безопасности на объектах прошлой хозяйственной деятельности, обязана положительной практике использования алгоритмизировано выверенного и законодательно обоснованного комплекса организационных и индивидуально ориентированных технологических подходов.

В РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина на кафедре промышленной экологии и в Фонде «Национальный Центр Экологического Менеджмента и Чистого Производства для нефтегазовой промышленности» была разработана методология ликвидации объектов прошлого экологического вреда (далее – методология).

На рис. 4 приведена обобщенная схема системного подхода к ликвидации прошлого экологического вреда и перспективы развития инжинирингового обеспечения настоящей деятельности.

Данная методология позволяет постадийно пройти все этапы через стадии концептуального проектирования, НИРов, стендовых испытаний, которые позволяют подготовить ресурсосберегающую и экономически целесообразную технологическую схему, посредством интеграции комплекса наилучших доступных технологий с последующим составлением проектной и технологической документации; прохождения социальной экспертизы, государственной экологической экспертизы, государственной экспертизы и дальнейшей реализации проекта.

Предложенная позиция была поддержана в группе компаний «Локомотивные Технологии» по проблеме «Фенольного озера» – отстойника­накопителя фенольных сточных вод и отходов Улан­Удэнского локомотивовагоноремонтного завода.

В течение десятилетий в отстойнике накапливались опасные отходы в виде каменноугольной смолы – неиспользуемого побочного продукта газификации твердого топлива (угля) в газогенераторе.

На рис. 5. представлен общий вид объекта и приведен пример ситуационного моделирования формирования и распространения поражающих факторов.

На сегодняшний день проведен первый этап по разработанной нами методологии:

Проведен ретроспективный анализ динамики источника накопленного вреда окружающей среде, изучены результаты предыдущих исследований и всех безуспешно выполненных мероприятий.

Проведена экспертная экспедиции с фотофиксацией, отбором проб и их привязкой
к топографическому плану загрязненной территории.

Аналитически определены химический состав и физико­химические свойства смол,
загрязненных грунтов и инфильтрующейся подземной воды.

Установлено и прокартировано наиболее вероятное направление распространения
токсикантов и выявлены высокорисковые объекты природопользования.

Определен размер накопленного экологического вреда окружающей среде.

Создана и апробирована гидрогеологическая модель направления движения грунтовых вод (рис. 6), что позволяет принимать решения с подбором комплекса технологий,
обеспечивающих локализацию (барьеривание), стабилизацию и дальнейшую очистку
загрязненных подземных вод.

Реализация методологии для прогнозной оценки воздействия на окружающую среду предполагает использование комплекса методов системного анализа и математического моделирования:

метод физико­географических аналогий в сочетании с дистанционным зондированием Земли;

метод экспертных оценок для оценки воздействий, не поддающихся непосредственному измерению;

«метод списка» и «метод матриц» для выявления значимых воздействий и характера вторичных загрязнений;

метод причинно­следственных связей для анализа непрямых воздействий;

расчетный метод определения прогнозируемых выбросов, сбросов и объемов образования отходов производств.

В настоящее время ведутся работы по дальнейшей отработке рекомендуемых подходов, которые были одобрены Министерством природных ресурсов и экологии РФ и рекомендованы для применения.

Считаем, что данная методология межотраслевая и может быть применена на экологически рисковых объектах прошлой хозяйственной деятельности, с учетом номенклатуры обезвреживаемых отходов и санитарно­технических нормативов по предельным допустимым выбросам.

 

Подписи к фото:

Рис. 1. Вид на шламонакопитель щелочных отходов «Белое море» площадью 55 гектаров

Рис. 2. Вид на свалку промышленных отходов «Черная дыра», г. Дзержинск, Нижегородская обл.: объемы жидких отходов – 6 300 м3, пастообразных – 9 700 м3, затвердевших – 55 500 м3 (содержание фенолов: 430 тыс. ПДК)

Рис. 3. Вид на карты­накопители шлам­лигнина рядом с БЦБК [7]. Состав: шлам­лигнин, золошлаки
и надшламовая вода. Площадь карт: 175 га, объемы отходов: более 6,2 млн. м3

Рис. 4. Общая схема методологии ликвидации экологически рисковых объектов прошлой

хозяйственной деятельности

Рис. 5. Ситуационное моделирование формирования и распространения поражающих факторов на примере объекта: отстойник­накопитель «Фенольное озеро» [7] (площадь объекта: 30 630 м2; объем отходов: 50 540 м3)

 


Категория статьи: Без категории

К содержанию журнала
Закрыть

У нас новый сайт!

Вся актуальная информация на новом сайте!

sectormedia.ru

Перейти
Яндекс.Метрика