СОБЫТИЯ

В Омске построят завод по производству катализаторов

«Газпром нефть» заключила специальный инвестиционный контракт на строительство завода по производству катализаторов в Омске. Соответствующий документ компания подписала с Минпромторгом и правительством Омской области в ходе Российского ...

Ямал признан регионом с самым доступным бензином в РФ

Предельная надбавка на нефтепродукты, влияющая на стоимость бензина, позволила Ямало-Ненецкому автономному округу возглавить рейтинг регионов по доступности топлива. Об этом сообщил представитель пресс-службы губернатора ЯНАО Дмитрия ...

27 марта 2019 г. в Москве состоится Десятая конференция АНТИКОРРОЗИОННАЯ ЗАЩИТА-2019

27 марта 2019 г. в ГК «ИЗМАЙЛОВО» (г. Москва) состоится Десятая Межотраслевая конференция «Антикоррозионная защита-2019», посвященная современным краскам и материалам для защиты от коррозии, решениям для усиления и ...

Более половины нефти в России добывается по новым технологиям

Более половины нефти в России добывается с помощью новых технологий, и их применение необходимо стимулировать. Об этом сообщил гендиректор Госкомиссии по запасам полезных ископаемых Игорь Шпуров. «Необходимо разработать матрицу технологий, ...

В Уфе будут обсуждать цифровую трансформацию нефтегазохимической отрасли

В мае в Уфе традиционно пройдут Международная выставка «Газ. Нефть. Технологии» и Российский Нефтегазохимический Форум. За 27 лет своей истории эта профессиональная площадка стала одной из самых признанных и авторитетных для специалистов ...

Биосферная концепция нефтегазообразования и перспективы добычи углеводородов

В 2013 году Владимир Путин провёл заседание Комиссии при Президенте по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности. На совещании был поставлен вопрос о дальнейшем развитии ресурсной базы страны и её эффективном использовании. Президент поручил Федеральному агентству по недропользованию разработать и утвердить новую классификацию запасов, максимально приближенную к международным стандартам, которая учитывала бы все факторы, влияющие на эффективность добычи сырья. Президент также указал на необходимость полностью извлекать полезные ископаемые на предоставленном участке, а не работать по принципу «снятия сливок», используя гидроразрыв и другие достаточно варварские способы 

добычи. Ситуацию комментирует ведущий специалист Института проблем нефти и газа РАН Азарий БАРЕНБАУМ, автор биосферной концепции нефтегазообразования, которая относит газ и нефть к полезным ископаемым, восполняемым в процессе эксплуатации месторождений.

 

 

Биосферная концепция

– Недавно учёные обнаружили запасы нефти на заброшенных в 40-50-х годах прошлого века нефтегазовых месторождениях: в Татарии, Чечне, Мексике, американских штатах Техас и Оклахома. На чём основан феномен необъяснимого роста запасов существующих месторождений?

– Должен заметить, что восполнение запасов разрабатываемых месторождений необъяснимым сегодня считать никак нельзя. Этот феномен вполне объясняется биосферной концепцией нефтегазообразования, разработкой которой я занимаюсь последние 20 лет. Данная концепция теоретически обобщает широко известные биогенную и абиогенную гипотезы происхождения нефти и газа. Объясняет она и долгое время являвшийся проблематичным полигенный механизм образования этих углеводородов (УВ) в земной коре. Нефтегазообразование рассматривается как современный биосферный процесс, обусловленный геохимическим круговоротом углерода и воды через поверхность нашей планеты. Этот круговорот происходит таким образом, что над земной поверхностью углерод биосферы циркулирует преимущественно в окисленном виде, а под ней восстанавливается до УВ, которые образуют в земной коре собственные скопления. Для полноты картины добавлю, что в соответствии с представлениями В. И. Вернадского о биосфере, биосферная концепция учитывает поступление на Землю углерода и воды из космоса. Так что научное обоснование этой концепции выходит далеко за рамки газонефтяной геологии.

Чтобы стало понятнее, скажу, что в соответствии с биосферной концепцией находящийся на нашей планете углерод принимает участие в трёх взаимодействующих циклах круговорота. Первый с характерным временем около миллиарда лет связан с глубоким погружением углеродосодержащих пород в мантию при субдукции лито-сферных плит. Второй со временем порядка миллиона лет вызван преобразованием захороненной в осадках органики. И третий цикл – биосферный, обусловлен переносом окисленного углерода в земную кору метеогенными водами в процессе их климатического круговорота. Последний цикл выявлен и изучен нами впервые. Характерное его время на материках составляет 30-40 лет. Хотя в образовании УВ участвуют все три цикла углерода, определяющий вклад в этот процесс вносит биосферный цикл.

Тем самым, согласно биосферной концепции, скопления нефти и газа являются ловушками циркулирующего через поверхность углерода, избыточного для системы его регионального геохимического круговорота. В обычных условиях эта система находится в состоянии устойчивого динамического равновесия. Но, добывая УВ из залежей, мы это геохимическое равновесие локально нарушаем. Биосфера же стремится равновесие восстановить, заполняя ловушки новыми порциями УВ. При этом благодаря биосферному циклу круговорота углерода заметное пополнение УВ в залежах происходит не за миллионы лет, а всего лишь за десятилетия. Что и наблюдается на многих нефтяных и газовых месторождениях.

Однако следует отметить и другое. Анализ показывает, что темпы и объёмы добычи УВ из недр за последние полвека достигли уровня, при котором геохимическая система нашей планеты не успевает возвращаться в равновесие за время биосферного цикла. С одной стороны, это приводит к увеличению содержания СО2 и других
парниковых газов в атмосфере, а с другой – снижает углеводородный потенциал недр добывающих регионов мира. И то и другое влечёт за собой для человечества серьёзные кризисные последствия.

 

Проблема «пика добычи нефти»

– Вы сказали, что темпы и объёмы добычи нефти и газа сегодня достигли уровня, при котором УВ не успевают возобновляться в залежах за время биосферного цикла. Так что же в этом случае, кризиса, вызванного достижением «пика добычи нефти», нам не избежать?

– Вопрос очень актуальный. Ибо по имеющимся представлениям, после достижения в 2005 г. «пика добычи нефти» произойдёт снижение мировой добычи УВ, что грозит серьёзными экономическими и социальными потрясениями. По мнению ряда западных специалистов, такие потрясения уже начались. Причину же падения добычи УВ связывают с исчерпанием нефти и газа в недрах, предсказанным М. Хаббертом ещё в 1956 году.

Биосферная концепция позволяет посмотреть на эту проблему не так пессимистично. Решение её видится в том, чтобы помочь биосфере вернуться в равновесие. Надо сказать, что биосфера и сама это делает, причём весьма успешно. В процессе геохимического круговорота углерод биосферы, избыточный для системы его регионального круговорота, ищет для себя подходящее пристанище, но находит его не в ловушках старых месторождений, а в акваториях Мирового океана. Поэтому именно сюда, на шельф и континентальный склон, в последнее время смещаются крупные скопления УВ.

Что касается кризиса, то, пожалуй, его уже не избежать. Но наиболее негативные его последствия, на мой взгляд, можно существенно смягчить, если взять на вооружение биосферную концепцию. В соответствии с её выводами, нам необходим принципиально иной, чем сегодня, подход к добыче и потреблению нефти и газа, который требует неотложного принятия комплекса мер. Во-первых, внедрения ресурсо-
сберегающих технологий добычи УВ сырья, при которых извлечение УВ не превышает темпа их естественного восполнения в залежах. Во-вторых, продуманной логистики, когда нефть и газ преимущественно потребляются (сжигаются) в пределах тех же регионов, где они добываются. И, в-третьих, активной эксплуатации мелких месторождений УВ, которые сегодня не разрабатываются по экономическим соображениям.

Убеждён, что комплексная реализация этих мер позволит достаточно быстро снизить остроту нехватки УВ сырья и вызовет положительный сдвиг в решении других мировых проблем.

– Вы говорите о необходимости освоения малорентабельных мелких месторождений нефти. Что делать, если это экономически не выгодно?

– В том то и дело, что целесообразность разработки месторождений, особенно с небольшими запасами, сегодня определяется мировыми ценами на УВ. Это так, если месторождения не пополняются УВ. Но если месторождения разрабатывать как восполняемые источники УВ сырья, то рентабельность следует определять иначе. На первое место тогда выходят такие критерии, как темп пополнения запасов УВ в пластах-коллекторах, близость населённых пунктов, перерабатывающих предприятий и т. п. При этом может оказаться, что даже небольшая залежь вполне может удовлетворить потребности в УВ близлежащего посёлка или небольшого города на протяжении многих десятилетий.

– Однако сегодня нефть и газ добывают с использованием гидроразрывов, то есть портят ловушки?

– Портят, и очень сильно. Потому что исходят из устаревших и, по существу, ошибочных взглядов на происхождение нефти и газа. В результате цель разработки месторождений видят в том, чтобы извлечь как можно больше УВ, быстрее и с наименьшими денежными затратами. Технологии добычи УВ с гидроразрывом пластов решают эту задачу.

Однако если до применения этих хищнических технологий целостность ловушек позволяла накапливать в них нефть и газ в процессе круговорота углерода через земную поверхность, то теперь это становится невозможным, и избыточный углерод будет накапливаться в других местах, как правило, менее подходящих.

 

Где родился, там и пригодился

– Почему нефть важно сжигать там, где она добыта?

– Что такое сжечь нефть или газ? Это значит превратить УВ, скажем, метан CH4 в углекислый газ CO2. Сжигая УВ, вы переводите углерод из восстановленного состояния CH4 в окисленное – CO2. При этом общее количество углерода, находящегося на нашей планете, не меняется. В космос с Земли улетучиваются только наиболее лёгкие газы: водород и гелий. Весь подвижный углерод, будь то CH4 или CO2, остаётся на Земле и участвует в геохимическом круговороте вещества. Причём в случае сжигания углерод поступает в самый короткий 40-летний биосферный цикл.

Масштабы потребления УВ сегодня таковы, что только по центральному экономическому району России ежегодно сжигается 100 млн. тонн топлива в нефтяном эквиваленте. Это весьма крупное по запасам месторождение. А дальше, куда деть из атмосферы этот окисленный углерод, превращённый в СО2? Выясняется, что особо-то и некуда – его невозможно поглотить растительностью и удалить, растворив в водах рек и болот. Остаётся лишь только с метеогенными водами затащить обратно под землю. Вот и получается, что если мы сжигаем УВ, где добываем, то там с геохимическим круговоротом углерода всё в порядке. А вот если мы тащим УВ за тыс. км от мест добычи, где и сжигаем, как, например, в южных штатах Америки и в Мексике, то там этот углерод прямым ходом идёт под дно Мирового океана в Мексиканский залив...

У этого процесса имеется и другая важная для нас сторона. Промышленно развитые страны, активно потребляющие нефть и газ, накапливают УВ со временем на своей территории, тогда как страны-доноры свои запасы УВ могут потерять всего за несколько десятилетий.

– Поэтому многие месторождения перемещаются в Мировой океан?

– Да. При этом образующиеся скопления УВ наряду с нефтью и газом оказываются представленными также аквамаринными газогидратами. Места их скоплений на шельфе хорошо коррелируют с участками наиболее интенсивного подземного стока вод с континентов. Газогидраты – это те же ловушки избыточного углерода, но не геологические, а химического типа, в которых метан входит в структуру молекул воды.

– Насколько популярна в научных кругах идея неисчерпаемости углеводородов. Позиции официальной органической теории всё ещё сильны, и к ней склоняются большинство учёных. Потребуются годы исследований, чтобы окончательно прояснить этот вопрос?

– В последние годы я пишу о том, что в настоящее время в естественных науках происходит серьёзная научная революция. На смену всё ещё популярной среди геологов идее о самодостаточности нашей планеты для объяснения всех происходящих на ней процессов, включая проблему нефтегазообразования, приходит новая Галактоцентрическая парадигма. В её основе лежит недавно открытое астрофизическое явление струйного истечения газопылевого вещества из центра нашей и других спиральных галактик. С учётом этого явления сегодня доказано, что главной причиной происходивших на Земле глобальных геологических и климатических событий являются космические процессы в Галактике. В полной мере это относится и к нефтегазообразованию, которое является одним из следствий космического влияния, обеспечивающего жизнедеятельность биосферы.

Полагаю, что неисчерпаемость углеводородного потенциала недр будет принята геологами не раньше, чем завоюет признание Галактоцентрическая парадигма. Вероятно, для этого потребуется смена поколений. Но ввиду жизненной необходимости обеспечить нашу цивилизацию энергоресурсами это может случиться и раньше.

Были использованы материалы Роснедра, интервью провёл – Валех ЕЛЧИЕВ

 

 

Справка

Азарий Александрович Баренбаум

Ведущий сотрудник Института проблем нефти и газа Российской академии наук. Окончил Московский институт нефтехимической и газовой промышленности
им. И. М. Губкина в 1968 г. и физический факультет МГУ в 1972 г. Область научных интересов: фундаментальные проблемы геологии, космогонии и астрономии. Автор монографий: «Галактика, Солнечная система, Земля. Соподчинённые процессы и эволюция» (2002) и «Галактоцентрическая парадигма в геологии и астрономии» (2010), а также более 260 печатных работ. Кандидат физико-математических наук. Действительный член Уральской академии геологических наук.

НГС№3(16) 2014 г.


Категория статьи: Наука и образование

К содержанию журнала
Яндекс.Метрика