СОБЫТИЯ

Россия останется главным поставщиком газа в Европу как минимум до 2040 года

РФ вплоть до 2040 года останется основным поставщиком газа в ЕС, несмотря на значительное снижение спроса на голубое топливо в Европе. Об этом сообщается в прогнозе Международного энергетического агентства (МЭА). По его оценке, спрос на газ в ЕС ...

Доходы России от экспорта нефти в январе-сентябре выросли более чем на треть

Доходы РФ от экспорта нефти в январе-сентябре выросли на 37,7% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, до $94,056 млрд. Об этом свидетельствуют данные Федеральной таможенной службы. Общий объем экспорта нефти за указанный период составил ...

Омский НПЗ и Минприроды подписали соглашение об экологическом партнерстве

В Омской области заключено первое соглашение в сфере экологического партнерства между Минприроды и крупнейшим промышленным предприятием региона. До конца года подобные документы подпишут еще 20 компаний, имеющие выбросы загрязняющих веществ в ...

Россия не готова к освоению арктического шельфа?

В Москве прошел V международный форум «Геологоразведка 2018», участники которого обсудили перспективы освоения континентального шельфа, проблемы финансирования и технологической оснащенности отрасли. Если не принять меры по ...

«Газпром нефть» инвестирует 400 млрд. рублей в развитие Ямала

Около 400 млрд рублей инвестирует «Газпром нефть» в развитие «Нового Порта» и смежных проектов в ближайшие пять лет. Об этом шла речь на совещании с участием губернатора ЯНАО Дмитрия Артюхова и первого заместителя ...

Чье имя носит Бованенково?

Очень многие талантливые люди рано добиваются высот и рано от нас уходят. Как Вадим Бованенко, чья фамилия сегодня увековечена в названии крупнейшего ямальского месторождения, а еще поселка, аэропорта, железнодорожной станции, улиц в Салехарде и Лабытнанги и с недавних пор – аудитории в родном ему РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина.

Молодой изобретатель

Вадим Дмитриевич родился в Киеве – в семье ученого, трудившегося в Институте красной профессуры. Когда будущему геологу исполнилось 7 лет, его отца арестовали и приговорили к 10 годам лагерей – стоял 1937 год, и из Колымы ученый уже не вернулся. Последовавшие за семейной трагедией голод, лишения, война не сломали маленького Вадима, на плечи которого легли еще и заботы о младшей сестренке. Умный, спортивный и активный мальчик, он через четыре года после Победы успешно окончил школу и поступил в Московский нефтяной институт им. И.М. Губкина, остановив свой выбор на профессии геофизика.

Покинув стены альма­матер в 1954 году, Вадим Бованенко по распределению попал в Березовскую комплексную геологоразведочную экспедицию, где была острая потребность в геологах, и четыре года проработал инженером­интерпретатором в сейсмической партии, которую потом и возглавил.

Разведывая недра Тюменской области, он, романтик и изобретатель, старался искать новые подходы и решения. Вместе со своими коллегами создавал и внедрял новую методику речной сейсморазведки. В 1957 году он провел свою сейсмическую партию по рекам Северная Сосьва и Вогулка. Партия тогда отработала 600 погонных километров – объем по тем временам совершенно небывалый! Разведчики в ходе работ получили первые количественные результаты по региональному пересечению Северо­Сосьвинского свода. А Вадима Бованенко за разработку речной сейсморазведки наградили Малой золотой медалью ВДНХ.

К числу больших заслуг инженера относят то, что он изобрел сухопутный сейсморазведочный бон нового типа. Бон отличался от предыдущих тем, что каждая его секция монтировалась на тросах, расположенных у основания сейсмоприемников, – по обе стороны от них. Такая конструкция позволила сохранять их вертикальное положение при установке линии наблюдения на суше.

Романтики Ямала

В начале 60­х годов в Салехард начала съезжаться, как сейчас говорят, «заряженная» молодежь – геологи и геофизики, отучившиеся в московских, ленинградских, тюменских, новосибирских вузах и мечтающие о великих открытиях, которые их, собственно, и ожидали на полярном круге. Они были воодушевлены популярными тогда идеями геолога Ивана Губкина о богатых запасах полезных ископаемых, которые таит в своих недрах Западная Сибирь. Их не пугали суровые условия тундры и вечной мерзлоты, морозные зимы и летние тучи гнуса. Их не смущало полное отсутствие бытовых удобств, со всем энтузиазмом они стремились к большим открытиям.

В число первых организаторов комплексного планомерного изучения недр Ямало­
Ненецкого автономного округа, которое должно было подтвердить прогнозы академика Губкина, вошел и Вадим Бованенко.

В 1958 году он вступил в Ямало­Ненецкую геологоразведочную экспедицию в должности главного геофизика и через три года возглавил ее. Как известно, экспедиция осуществила запланированные изыскания, собрала сведения о глубинном строении Тазовской структуры полуострова и доказала, что на Ямале можно добывать углеводороды в промышленном масштабе.

Объемы работ на Крайнем Севере продолжали расти, и спустя еще три года ему доверили управление только что созданным трестом «Ямалнефтегазразведка», который был призван координировать все геологические и геофизические работы в этой местности. Трест изучал геологическое строение северной части Западно­Сибирской низменности, выявлял и готовил структуры под глубокое бурение, применяя методы площадной сейсморазведки. Буря и испытывая скважины, трест под руководством Бованенко выявлял перспективы нефтегазоносности южной части полуострова Ямал, Надымского Приобья. Также специалисты предприятия продолжали работы по оконтуриванию Тазовского газового месторождения.

На следующий год после вступления в должность начальника треста Бованенко назначили заместителем главного геофизика Главтюменьгеологии.

Пять гигантских месторождений

Геологическая и геофизическая экспедиция, в авангарде которой был наш первопроходец, все эти годы работала крайне эффективно. В немалой степени благодаря тому, что Вадим Дмитриевич и его соратники отдавали этому сложнейшему делу всю свою невероятную энергию, знания и новообретенный опыт.

Прогнозы геофизиков его экспедиции оправдывались один за другим, и за несколько лет он поучаствовал в открытии пяти знаменитых теперь на весь мир нефтегазоконденсатных месторождений! Тазовского, открытого в 1962­м, Губкинского и Заполярного в 1965­м и Новопортовского, фонтан газа из скважины которого забил в конце декабря 1964­го. И именно под его руководством было подготовлено к разведке крупнейшее в мире Уренгойское месторождение газа, которое сегодня считается третьим в мире по величине газовых запасов – они превышают десять триллионов кубических метров. Впоследствии вблизи этого месторождения вырос Новый Уренгой.

Как вспоминает вдова Вадима Дмитриевича Сильвия Леонидовна Матвеева, делившая с ним тяготы жизни на Крайнем Севере, ее супруг гордился людьми, которые его там окружали. А сами товарищи описывали Бованенко как общительного, открытого, порядочного, душевного человека и как талантливого руководителя, деятельного, целеустремленного, требовательного к себе и внимательного к людям. Каждый подчиненный мог обратиться к нему лично, и он готов был вникать в их проблемы. Хотя, конечно, его работой было – решать гораздо более масштабные задачи.

В начале 1963 года Бованенко, годом ранее ставший членом КПСС, выступал на пленуме Ямало­Ненецкого окружкома партии. Он предложил создать в Салехарде вертолетную базу и построить аэродромы в некоторых райцентрах – для начала в Тазовском и Тарко­Сале. И уже в августе в городе был создан Салехардский объединенный авиаотряд.

Отъезд

К несчастью, открытие Губкинского месторождения сопровождалось серьезной аварией. Во время работ на скважине произошло открытое фонтанирование природного газа, ставшее одним из крупнейших в истории СССР. Газ воспламенился, и в образовавшийся за считаные минуты кратер упала и буровая установка, и другое оборудование. Пламя высотой 100 метров и диаметром 70 метров выглядело ужасающе, а жар чувствовался более чем на полкилометра вокруг. Людей, конечно, эвакуировали, а работы по ликвидации последствий аварии заняли полгода. Это событие знакомые Вадима Бованенко называют причиной, по которой геофизик покинул Ямал.

Геологоразведчикам положено быть отважными, самоотверженными людьми, не пасующими перед опасностью, ведь им нельзя по­другому – с преодолением трудностей связана вся их жизнь. Наш герой в очередной раз продемонстрировал свою смелость в 1966 году. Тридцатишестилетнему Вадиму Дмитриевичу предложили работу в Пакистане, страдающем от войн и переворотов, и он возглавил там группу советских сейсморазведчиков. Когда он трудился в мусульманской стране, ему пришло новое назначение – в Министерство геологии, но вернуться из загранкомандировки живым ему было уже не суждено. За несколько дней до отъезда в Советский Союз, 24 июня 1968 года, он скоропостижно скончался от тяжелой и быстротекущей тропической болезни. Той осенью ему исполнилось бы 38 лет.

Увековеченная память

Полвека прошло с тех пор, письменных воспоминаний о яркой жизни геофизика сохранилось немного, но имя Вадима Бованенко и сейчас много значит для его коллег, продолжателей великих традиций того поколения первопроходцев.

Нет, ему никогда не вручали государственных наград и не удостаивали высоких званий. Зато его собственное имя носит отраслевая премия молодым ученым, специалистам и студентам в области бурения скважин. И, отдавая дань памяти большому геофизику, Бованенковским назвали гигантское и, безусловно, перспективное нефтяное месторождение на полуострове Ямал, открытое далеко за полярным кругом в 1971 году.

Здесь, в центральной части Нурминского нефтегазоносного района Ямальской нефтегазовой провинции, расположены поистине огромные запасы природного газа – 4,9 трлн. м3.
Добычу в этом месте начали вести не так давно – в 2012 году, и сегодня оно у всех на слуху, его называют самым громким газовым проектом Ямала. К месторождению проложены железнодорожные пути, а рядом с ним для газовиков в сложнейших условиях построили поселок и аэропорт, названные… конечно, Бованенково.

Благодарим за помощь в создании материала Тюменский региональный совет ветеранов войны и труда предприятий Главтюменьгеология им. Ю.Г. Эрвье, НАО «СибНАЦ» и лично Веру Александровну Почерк.

Фото – из архива НАО «СибНАЦ»

Фото:

Вадим Дмитриевич Бованенко

После профиля хорошо побывать в баньке.

В.Д. Бованенко, А.М. Гильдебрант, Ю.К. Агафонов,1956 год

Фонтан в Тазовском. Второй справа: Вадим Бованенко

Газета «Тюменский геолог»

 

NGS3(32) 2018


Категория статьи: Без категории

К содержанию журнала
Яндекс.Метрика